Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:43 

marsef
Через съехавшую крышу лучше видны звезды


Сон Анубиса


Автор: Я
Бета: Aretta
Саммари: Одно проклятие - долговременная кома. И когда, казалось, спасения нет, помощь приходит с неожиданной стороны.
Пейринг: Гермиона Грейнджер, Люциус Малфой, Северус Снейп, Гарри Поттер
Жанр: Общий
Рейтинг: PG-13
Размер: миди
Статус: закончен

@темы: Фанфики, авторское, Люмион

URL
Комментарии
2012-11-10 в 22:44 

marsef
Через съехавшую крышу лучше видны звезды
Глава 1. Сон



Большой зал Хогвартса был почти полностью разрушен: потолок уже не отражал звездное небо, от него ничего не осталось; небо над людьми, находящимися в зале, было ещё по-ночному темное, хотя часы рассвета уже приближались.

Люди радовались, смеялись и плакали от счастья, но радость опечаливалась смертью родственников, друзей и защитников Хогвартса. Наконец-то зло пало, и более не придется жить в страхе - Волдеморт мертв, а его сторонники отправлены в Азкабан.

Гарри шел между людей, высматривая своих лучших друзей, но пока безрезультатно. Колдомедики сновали взад вперед, помогая раненым. Везде стояли шумно разговаривающие и радующиеся победе люди.

Небо начало светлеть, и темнота сопротивлялась из последних сил лучам Солнца, но проиграла: над горизонтом загорелся солнечный нимб, точно указав, где сейчас взойдет дневное светило.

Зал замер, и даже раненые, которые находились в зале, стихли. На горизонте Солнце дожидалось именно этого момента, момента тишины. Оно осторожненько высунулось, сначала одним лучом полоснув по остаткам тьмы и разбив её полностью. И вдруг в этой тишине раздались аплодисменты - люди понимали, что как взошло Солнце, так и они победили тьму.

Восход Солнца – это рождение нового дня, новой жизни. Люди радовались приходу нового дня - без страха за свою жизнь и жизнь своих близких.

Гарри постоял еще пару секунд, наслаждаясь самым прекрасным зрелищем в жизни, и пошел дальше. Увидев семью Малфоев, он направился к ним.

- Мистер, миссис Малфой, Драко. Вы как, всё в порядке? – спросил Гарри.

- Да, мистер Поттер, все хорошо, - ответил Люциус.

Гарри кивнул и уже хотел отойти, как Люциус окликнул его.

- Гарри, - позвал он, - спасибо. За всё!

- И вам, мистер Малфой. Вы нам очень помогли, - ответил Гарри и улыбнулся. – Вы, кстати, не видели Гермиону и Рона?

- Уизли был где–то здесь, а Грейнджер унесли колдомедики, - ответил Драко.

- Спасибо, - кивнул он и пошел искать друга.

Отойдя от Малфоев, Поттер осмотрелся вокруг и увидел друга, идущего на встречу. Рон, увидев его, подбежал и стиснул того в объятиях.

- Гарри! Дружище! Ты сделал это! Я поверить не могу! – закричал Рон прямо в ухо другу.

- Рон, Рон! Успокойся! Что с Гермионой? – спросил Гарри.

- Я не знаю. Видел только, как её унесли колдомедики, затем я пошел тебя искать.

- Пошли, - сказал Поттер, направляясь к выходу.

Поднявшись на второй этаж, где находится больничное крыло, Гарри и Рон увидели в коридоре мадам Помфри.

- Мадам Помфри! Мадам! Подождите! – закричали ребята.

- Уизли, Поттер, что вы орете, как сумасшедшие Баньши? Мне некогда, у меня там много раненых. Что вам?

- Где Гермиона? – спросили друзья в один голос.

- О… мне так жаль. Её отправили в св. Мунго в тяжелом состоянии. Сходите в больницу, там всё узнаете. Всё, мне некогда, - ответила Поппи и скрылась за дверьми больничного крыла.

Ребята очень испугались за свою подругу и, как только мадам Помфри ушла, они, не сговариваясь, кинулись прочь из замка. Выбежав на улицу, они аппарировали прямо к входу св. Мунго.

Зайдя в фойе, ребята увидели толпу народа, которая смеялась и разговаривала, но увидев Гарри, толпа замолчала, и через несколько секунд все загалдели, приветствуя героя. Все старались подойти к нему, пожать руку и поздравить с победой. Пока Поотера облепляли со всех сторон, Рон пробрался к Привет – ведьме и узнал, где находится Гермиона.

Вытащив друга из толпы, они направились к палате, в которой лежала Гермиона. Зайдя туда, ребята увидели подругу, которая лежала на больничной койке с открытыми глазами.

- Гермиона! Гермиона! – закричали они.

- Господа, не кричите, она всё равно вас не слышит, - сказала медсестра, вошедшая в палату.

- Почему? У неё ведь глаза открыты, она не спит, - спросил Гарри.

- Она в коме, мистер Поттер. Глаза не закрываются, мы не знаем почему. Мы пока только поддерживаем её в стабильном состоянии, чтобы не стало хуже.

- Понятно. Мы ещё здесь немного побудем, - сказал Гарри медсестре. Та, кивнув, покинула палату.

Гарри и Рон сели по бокам кровати у Гермионы и каждый взял девушку за руку. Гермиона была очень бледна, на слишком белом лице выделялись лишь карие глаза, которые безжизненно смотрели в потолок.

- Гермиона, милая, мы всё сделаем, чтобы тебя спасти. Ты поправишься, не переживай. Всё будет в порядке, - говорил Рон, поглаживая теплую ладонь подруги.

- Мне интересно, кто её проклял и как снять это проклятие, - размышлял вслух Гарри.

- Не знаю… - протянул Рон.

Ребята посидели в тишине, каждый думая о своём.

- Но мы постараемся всё выяснить, Гарри. Ладно, пойдем, наверное, все уже в Норе, - сказал Рон, вставая с кровати.

- Хорошо, пошли. Мы еще вернемся, Гермиона.

Они вышли из палаты и отправились в Нору.


***



Прошел почти месяц.


Люциус сидел в кабинете Малфой-мэнора, не спеша наслаждаясь Chateau d’ Yquem урожая 1811 года, любуясь отблеском огня от камина в бокале. Море чувств вызывал лишь глоток этого божественного напитка. «Жизнь прекрасна», - подумал Малфой, делая еще один глоток вина, и улыбнулся.

Почти месяц прошел со дня падения Волдеморта - сильного, но сумасшедшего волшебника. Все рассчитывали на Поттера, и он не подвел, всё-таки одержал победу. И чем? Банальным Exspilliarmusom. Это сейчас не важно, главное победа осталась на светлой стороне, чему Люциус был рад. Увидев Нарциссу и Драко в Хогвартсе, живыми и здоровыми, Люциус понял, что всё хорошо закончилось, и Волдеморт ничего не успел им сделать за его, Люциуса, предательство.

Часы на стене пробили полночь, и Люциус вздрогнул, выходя из воспоминаний. Допив вино, он встал с кресла и направился в спальню.

«Скучно», - подумал Люциус, ложась в постель. Если бы он знал, что завтрашний день может изменить всё, он бы так не думал. Но пока, находясь в неведении, Люциус закрыл глаза и отбыл в царство Морфея.


***



Поляна. Огромная зеленая поляна растянулась до самого горизонта. Небо чистое, голубое, без единого облачка. Солнце уже в зените. Жарко, очень жарко.
Безветренно. Воздух сперт, дышать трудно.

Посреди поляны стоит, раскинув кроны, величественный дуб. Это единственное дерево вокруг.

Мужчина на краю поляны. Белые волосы раскинуты по плечам. Светлая рубашка с коротким рукавом распахнута на груди. Белые штаны загнуты по щиколотку, а босые ноги утопают в зеленой траве. Серые глаза осматривают поляну, пытаясь понять, что он здесь делает.

Люциус хочет обернуться, но что-то мешает, он пытается повернуть голову назад, но не получается. Он смотрит на дуб, который стоит вдалеке и понимает, что ему нужно до него дойти.

Он сделал шаг, затем еще. Трава приятно щекотала голые ступни, и он шел дальше. Пройдя уже приличное расстояние, он понял, что дерево так и остается вдали, и он к нему нисколько не приблизился. Люциус побежал. Главной целью было: во что бы то ни стало добраться до дерева.

От жары по спине бежали струйки пота. Волосы запутались и стали прилипать к щекам. Легкие скрутило обручем, дышать становилось все труднее. Глаза заливал пот, мешая видеть.

Пока бежал, Люциус молил Мерлина, чтобы это проклятое дерево уже приблизилось. В глаза светило солнце, пот уже лил градом, но ему удалось различить под деревом силуэт человека.

Малфой бежал на пределе своих сил, теперь понимая, для чего ему нужно к дереву. Ему нежен этот человек. Как только он об этом подумал, то оказался прямо у дерева. Встав под его спасительную тень, Люциус посмотрел вниз. На зеленой траве лежала девушка, но было не понять - кто она. Всю фигуру скрывала дымка, которая клубилась, переливаясь от темно-серого до белого цвета.

Люциус встал на колени. Протянув руку, он хотел дотронуться, но какая-то преграда мешала приблизить руку хоть на дюйм.

Из всего это серого дыма виднелись только широко распахнутые карие глаза. В них было столько боли, тоски и безысходности, что у Люциуса защемило сердце. Он всматривался в эти глаза, понимая, что они ему знакомы, но мысль ускользала от него. Девушка посмотрела на него, и в голове появился усталый, нежный голос:

- Спаси меня…

Люциус только открыл рот, чтобы задать вопрос, как поляна исчезла.



***


Малфой резко проснулся. Сердце стучало так, что звенело в ушах, было трудно дышать, такое ощущение, что он пробежал несколько миль без остановки.

Сон казался таким реальным, что перед глазами до сих пор стояли то дерево и поляна. По спине бежал пот, а простынь была смятая и сырая.

Люциус лежал с широко раскрытыми глазами и пытался понять, что мог означать его сон. Что за силуэт был под деревом? А главный вопрос был: кому он должен помочь?

URL
2012-11-10 в 22:47 

marsef
Через съехавшую крышу лучше видны звезды
Глава 2. Больница


Сидя в столовой Малфой-мэнора, Люциус завтракал и думал о своем странном сне. Он не имел понятия, кто эта женщина и почему именно у него она просит помощи. Он верил, что этот сон связан с реальностью - слишком настоящим он был. «Надо к Северусу сходить», - подумал он.


С них все обвинения были сняты. Люциус и Северус помогали Ордену Феникса с информацией, в результате чего многие операции Темного Лорда были сорваны. Снейпу все-таки хотели вменить убийство Альбуса Дамблдора, но Поттер и весь Орден встали на его защиту. На заседании Везингамота были предоставлены воспоминания и завещание директора, в которых было указано, что зельевар действовал по приказу, исходящему от самого Дамблдора.

Люциус понял, что Волдеморт потерял рассудок и его давно не волнуют вопросы, которые были в самом начале его восстания. С момента возрождения, он задался лишь местью мальчишке Поттеру, за что и поплатился.

После первого падения Лорда, многие из его сторонников, за некоторым исключением, стали жить нормальной жизнью, в том числе и Люциус. Не нужно было больше рисковать своим положением в обществе и репутацией, своими семьями и жизнью, в конце концов. Но когда Лорд возродился, стало еще хуже: Волдеморт перестал походить на человека не только внешне, но и внутренне. Раньше в нем было хоть что-то человеческое, но после возрождения та капля чувств, которая в нем была, исчезла бес следа. Вся надежда оставалась на Поттера и Дамблдора.

Через год после возрождения, Лорд приказал достать, а точнее, забрать у Поттера пророчество из Отдела Тайн, но, увы, оно разбилось. Лорд был в бешенстве: досталось всем, кто попался ему на пути. Но кто был на операции в тот день, почти все угодили в Азкабан. Люциус был счастлив. Звучит странно, да, но лучше быть живым и в тюрьме, из которой тебя вытащат, чем мертвым и на свободе.

Через некоторое время Лорд вытащил своих соратников, но Люциусу досталось больше всех - как командиру операции. Но несколько Cruciatus по сравнению с Avada Kedavra - это ничто. Когда семья Малфоев попала в немилость господина, Люциус понял, что пора менять сторону, если он хочет остаться в живых и защитить семью.

С Северусом пришлось долго договариваться - как бы он не крутился, Люциус давно понял, что тот работает на Орден - чтобы он поговорил с директором. Видимо, поняв, что все на самом деле серьезно, пошел на уступки. Вскоре состоялась встреча с Орденом, на котором Люциуса приняли и пообещали защитить его семью.

Люциус стал шпионит для директора вместе с Северусом. На одном из собраний Пожирателей смерти Волдеморт приказал убить старика. Казалось, что мир рухнул. Как мальчишка может убить величайшего волшебника, если сам Волдеморт не осмеливается идти напрямую против него? Но Люциус вскоре понял, что это своеобразная месть за провал в Министерстве. Альбуса просветили на сей счет.

Северус искал решение в сложившейся ситуации, но роковой день наступил слишком быстро, и ему пришлось убить директора, вместо Драко.

Семья Малфоя пала на самое дно, потому что Драко не выполнил приказ Лорда. Когда Волдеморт забрал палочку Люциуса, последний подумал, что сойдет с ума.

- Северус, ты представь, что тебе руку отрубили. Тоже самое и я чувствую без палочки! – говорил Люциус, вышагивая по кабинету.

Северус и Люциус знали, что Поттер со своими друзьями отправились на поиски крестражей. Снейп, по приказу директора, помогал как мог. Но когда они попались егерям и их доставили в Малфой–мэнор, у Люциуса чуть не пропала последняя надежда. Еще и Белла была в поместье, готовая выслужиться перед хозяином, в любой момент готовая его призвать.

Девчонку Грейнджер было жаль: Белла любит пытать, но та держалась. Никто не хочет испытывать на себе Cruciatus Беллы. Но друзьям удалось сбежать. Пришлось для видимости покидаться заклятиями, но все прошло успешно. Лорд был разозлен. После того, как им удалось ограбить сейф Лестренджей, Люциус и Северус поняли, что конец близок.

Ну, вот и конец - кроваво-красный рассвет над Хогвартсом, но самый красивый и прекрасный из всех виденных за всю жизнь. Крики радости и печали. Зло удалось победить. Семья Малфоев вышла сухой из воды благодаря тому же Поттеру. Почти месяц Люциус жил спокойно, но сегодняшний сон, внес в размеренную жизнь сумятицу.



Пребывая в глубокой задумчивости, Люциус не заметил, как в столовую зашел Драко.

- Доброе утро, отец, - поздоровался юноша, садясь за стол и открывая «Ежедневный пророк»

- Доброе, Драко.

Хлопок раздался в тишине столовой. Маленький домовик в глубоком поклоне стоял перед хозяином Малфой – мэнора.

- Хозяин Люциус, к вам посетитель, - пропищал тот.

- Кто?

-Сэр, Гарри Поттер.

Люциус вздернул бровь

- Пусть пройдет.

Домовик поклонился и исчез.

- Поттер? – удивленно проговорил Драко. - Наверное, насчет Грейнджер.

- А что с ней?

- В коме, - пояснил Драко, и замолчал, когда в столовую вошел Гарри.

- Доброе утро. Приятного аппетита, - поздоровался Гарри.

- Шимми, кофе, мистеру Поттеру, - сказал Люциус, появившемуся домовику.

- Доброе утро, мистер Поттер. Чем обязан?

- Мистер Малфой я к вам по делу… – начал Гарри, но его прервал домовик, который подал кофе. – Дак вот, как я говорил, я к вам по делу. Мистер Малфой, мне нужна ваша помощь.

- В чем заключается ваша просьба? – поинтересовался Люциус.

- Помощь нужна не мне, а Гермионе Грейнджер. Её прокляли и никто не знает в чем дело. Так как вы опытнее и умнее многих и разбираетесь в Черной магии, я решил обратиться к вам, - сказал Гарри на одном дыхании.

- А к Северусу вы не пробовали обратиться? – поинтересовался Люциус.

- Эмм… профессора Снейпа никто не видел после Победы, - промямлил он.

- Я посмотрю, что можно сделать.

- Спасибо, мистер Малфой, - обрадовался Гарри. – До свидания. Спасибо за кофе.

- Всего хорошего.

Гарри кивнул Люциусу и Драко и вышел из столовой, а чашка так и осталась стоять с нетронутым кофе.

- Что скажешь, отец? Неужели пойдешь в больницу?

- Возможно.

- Но, зачем? – удивился сын.

- А почему нет? Драко, пойми, благодаря Поттеру мы на свободе. Мы победили. И у нас перед ним долг. Там посмотрим, что можно сделать.

- Как хочешь, - ответил Драко и углубился в чтение.

В столовую вошла Нарцисса. Как всегда гордая и красивая. Пожелав доброго утра мужчинам, она приступила к завтраку. Когда Люциус собирался уже встать из-за стола, Нарцисса его остановила.

- Люциус, Драко, мне нужно с вами серьезно поговорить.

Драко отложил газету и посмотрел на мать. Люциус тоже ждал, пока Нарцисса соберется с мыслями. Было видно, что она нервничает. Отложив столовые приборы, она заговорила.

- Люциус, я прошу у тебя развод, - сказала она на одном дыхании.

Малфой сначала даже не понял, что она сказала. Но когда до него дошло, он очень удивился. Как это развод? Да, они уже давно не муж и жена, их ничего не держит кроме Драко. Но развод?

- Нарцисса, развод? Почему? Ты же знаешь, что у нас не принято разводиться.

- Я, Люциус, прекрасно понимаю. Просто подумав, я решила, что Драко достаточно взрослый, мы с тобой только официально супруги уже много лет. Я хочу начать новую жизнь, уехать в другую страну.

- Но, мама…

- Нарцисса, ты можешь уехать в другую страну просто отдыхать, да хоть в космос. Но, Цисси, зачем разводиться? – пытался облагоразумить свою жену Люциус.

- Может, Люциус, я встречу человека, которого полюблю. Я жить хочу, понимаешь! Без страха и в свое удовольствие. Нам больше ничего не угрожает. Я хочу развестись, Люциус.

Люциус задумался. Драко и Нарцисса ждали решение главы семьи. Драко не мог поверить, что его родители не хотят больше быть вместе. Для него это считалось неприемлемым. В семье Малфоев никогда не разводились, и он думал, также будет и с его родителями. Только все стало налаживаться. Лорда нет, они на свободе, жизнь прекрасна, а тут такое.

- Мама, а как же я? Как наши традиции? – спросил Драко, разрывая тишину.

- Драко, сынок, ты уже взрослый. О тебе не надо заботиться. Уедешь за границу учиться, в Париже есть прекрасная академия магического права. Там есть наше имение, где будешь жить. Угроза в лице Лорда миновала, тебе нечего опасаться. А на счет традиций - всё бывает в первый раз, сынок.

- Да, ты права, - сказал Драко. Люциус кивнул в подтверждении слов.

- Хорошо, Нарцисса, я дам развод. Где ты будешь жить?

- Я думаю, что в Милане. У нас там поместье. Там и останусь.

Люциус кивнул.

– Хорошо, адвокаты займутся этим.

- Спасибо, Люциус, - сказала Нарцисса.

Все трое встали из-за стола и отправились по своим делам.

URL
2012-11-10 в 22:48 

marsef
Через съехавшую крышу лучше видны звезды
***


Выйдя из Малфой-менора и пройдя через главные ворота, Люциус аппарировал к больнице св. Мунго. Пройдя в отдел регистрации, он спросил у Привет - ведьмы в какой палате находится мисс Грейнджер.

- Неизвестные проклятия. Третий этаж, шестая палата, - ответила та. – Следующий!

Люциус, не спеша, поднялся на третий этаж и прошел в шестую палату. Палата была небольшая: посреди комнаты стояла кровать, не та больничная койка, которая стоит в каждой палате, а удобная мягкая кровать, рядом тумбочка, которая была вся уставлена цветами и открытками. В принципе, куда не посмотри, везде стояли корзины с цветами, видимо от поклонников. Стены были, как и во всех больницах, выкрашены в белый цвет. В палате было светло. Шторы, бежевого цвета, колыхались от ветерка, дующего из приоткрытого окна.

Люциус перевел взгляд на Грейнджер и заметил, как её рука дрогнула, и он поспешил подойти к кровати.

Лицо Гермионы было бледное, такое бледное, что оно почти сливалось с подушкой. Бескровные с синевой губы были плотно сжаты в узкую полоску. Под глазами залегли глубокие тени. Когда Люциус перевел взгляд на её глаза, он вздрогнул. На этом белом лице были широко распахнуты карие глаза. В голове Люциуса пронеслась мысль о сне. «Но это не может быть она! Что за бред! Зачем ей просить помощи у меня?» - думал Люциус, но мысли прервались, когда в палату вошел целитель в желтом халате.

Тучный мужчина, лет пятидесяти, маленькие черные глаза бегали по комнате, перед тем как остановиться на Люциусе. Халат обтянул круглый живот. Голова седая, как и усы, которые скрывали рот. У Люциуса сложилось не самое приятное мнение об этом человеке.

- Добрый день, мистер Малфой. Чем могу помочь? – пробасил целитель.

- Добрый. Кто занимается лечением мисс Грейнджер?

- Им занимаюсь я. Целитель Доминик Роши, - представился он. Малфой кивнул в знак приветствия.

- Что вы можете сказать о состоянии мисс Грейнджер, - спросил Люциус.

- Очень тяжелый случай и мы не можем понять, что с ней. Темное проклятие, очень темное.

- Какие признаки? У неё открыты глаза, а когда я зашел, её рука дернулась.

-Мистер Малфой, у неё коматозное состояние второй степени, хотя необычное. Все признаки, когда человек попадает в кому: реакция на болевые раздражители отсутствует, нервная система не функционирует, иногда возникают хаотичные, спонтанные движения. К счастью дыхание не нарушено, да и глотать жидкую пищу в небольших количествах она вполне способна. Но самое интересное то, что её глаза не закрываются, такое ощущение, что их что-то держит. Зрачок сужен и не реагирует на свет, но это вполне нормально. Но вот глаза…
Было несколько предположений, но ничего не помогает. Так что, видите, мистер Малфой, мы бессильны, - сказал целитель и как бы в подтверждении своих слов развел руками.

Люциус слушал целителя не перебивая, пытаясь вспомнить, слышал ли он о каком – либо проклятии, которое вызывает такие признаки, но увы.

- Ясно. Если что-нибудь случиться, отправьте сову мне, а я пока попытаюсь выяснить, что это за проклятие.

- О, мистер Малфой, вы нам очень поможете.

- Я не вам помогаю, а мисс Грейнджер.

- Конечно, конечно, - сразу залепетал колдоврач.

- Всего хорошего, целитель Роши.

- До свидания, мистер Малфой.

Люциус кивнул на прощание, кинул последний взгляд на Гермиону и вышел из палаты.

URL
2012-11-10 в 22:50 

marsef
Через съехавшую крышу лучше видны звезды
Глава 3. Помощь


Предупреждение: в главе используются реальные персонажи, места, а так же исторические данные, измененные под сей фик. Приятного прочтения!


Единственный, кто, кроме самого Люциуса, разбирается в Черной магии - это Северус Снейп, поэтому к нему он и направился.

Аппарировав в Тупик Прядильщиков, Малфой пошел по улице, проклиная маггловские ремонтные службы, которые, видимо, про эту улицу напрочь забыли: вся дорога была в выбоинах, асфальт расколот, везде мусор, и заброшенный завод как серое пятно на фоне такого же серого неба.

«Как можно здесь жить? Ужас!» - думал Люциус, перешагивая через большую расщелину в асфальте. Наконец появился дом. Проходя, он почувствовал множество защитных заклинаний. Постучал в дверь, и через несколько секунд на пороге возник сам хозяин.

- Здравствуй, Северус.

- Здравствуй. Что привело тебя, Люциус, ко мне? – спросил Снейп, пропуская друга в дом.

- Пришел поговорить и посоветоваться, - просто ответил Малфой.

- Посоветоваться? Ну что ж, давай, излагай.

Они зашли в гостиную, которую даже днем окутывал мрак, а стены скрывали высокие стеллажи с книгами, и только у одной стены был камин, а по его бокам находились двери, которые, очевидно, вели в комнаты и на кухню. Посреди гостиной стоял старый потертый диван, по бокам от него точно такие же кресла, а напротив дивана журнальный столик, заваленный книгами, пергаментами и газетами.

Северус сделал движение рукой, предлагая Малфою сесть. Люциус разместился с удобством в кресле, скрестив вытянутые ноги.

- Что будешь? – спросил Снейп.

- Вина, и желательно красного, – ответил Люциус, зная, что у Северуса есть отличные вина, которых даже нет в мэноре. Снейп кивнул и призвал бутылку, затем, наколдовав бокалы, он разлил вино.

- Что случилось, Люциус? – Северус сел на диван и выжидающе посмотрел на Малфоя.

- Северус, что ты знаешь о состоянии мисс Грейнджер?

- Что она в коме, - ответил Снейп, пожав плечами и пригубив из бокала.

- И всё?

- А что еще? Я знаю только то, что пишут в газетах. Всё это время мне не доводилось выходить на улицу: решил устроить себе отдых, - усмехнулся Снейп.

- Неужели, Поттер к тебе не приходил? - спросил Люциус, в принципе зная уже ответ.

- Не знаю, я поставил защиту, поэтому никто не может ко мне прийти, пока я не позволю. Сова с «Ежедневным пророком» иногда прилетает, вот и все.

- К чему такая скрытность? Во времена Лорда, ты и то не ставил такую защиту. Поклонники надоедают? – усмехнулся Люциус.

- Да, мне все надоели. А так как ты не частый гость в этом доме, то для тебя доступ открыт, - вздохнул Снейп.

- Какая честь для меня! – насмешливо протянул Малфой.

- Не ерничай, Люциус. Что тебе до Грйнджер?

Малфой помедлил, не зная, с чего начать.

- Видишь ли, Севеврус, сегодня я был в больнице и говорил с целителем, но он не знает, что с ней. Хотя, я бы вряд ли назвал его целителем, - усмехнулся он. – Многие, кто осматривал мисс Грейнджер, установили только то, что на нее наложено темное проклятие.

- И что ты от меня хочешь?

- Помощи… может быть? – пожал плечами Малфой, крутя в руках уже пустой бокал.

- Ты хочешь помочь мисс Грейнджер и просишь помощи у меня? Не может быть, Люциус! Она ведь магглорожденная! – не поверил Северус.

- Снейп, у меня поменялись принципы и уже давно. Нарцисса сегодня доказала мне, что и традиции можно нарушать, - усмехнулся Люциус.- И еще… Грейнджер мне приснилась.

- Приснилась? Люциус, ты с ума не сошел?

- Нет, Северус, не сошел, - ответил он обиженным голосом. – До сих пор помню сон, и могу показать, - привел последний аргумент Люциус.

Снейп пожал плечами и достал палочку.

- Legilimens!

Люциус сосредоточился на том, чтобы направить Северуса к нужному воспоминанию, и последний тут же увидел поляну, посреди которой возвышалось дерево, а рядом с ним стоял Люциус. И действительно, дымкой была окружена Грейнджер, ведь эти глаза можно узнать из тысячи: всегда любопытные, теперь они выражали только боль. Северус вышел из сознания Люциуса.

- Да, это мисс Грейнджер, - подтвердил Северус. – Хм… интересно…

- Что?

- Люциус, у тебя перед мисс Грейнджер долга жизни нет?

- Нет. Почему ты спросил?

Северус поднялся с дивана и подошел к стеллажам. Проводя пальцем по корешкам книг, он искал ту, которая ему нужна.

- Вот, - сказал Снейп, снимая с полки маленькую книгу. – Вот, посмотри.

Люциус взял из рук Северуса книгу: она была небольшой, в мягком черном переплете; пергамент уже пожелтел, что говорило о возрасте фолианта, а название вышито серебряными нитями.

- «Проводник сна». Интересное издание, у меня в библиотеке такого нет.

- Почитай, много интересного найдешь.

Люциус открыл книгу, аккуратно перелистывая страницы и мельком просматривая текст, на десятой он остановился и начал внимательно читать.

«Сон - это и есть реальность наших перемен, а реальность есть наш сон.

В древности сон считался короткой смертью, и во время этой смерти нам открывалось настоящее, раскрывалось прошлое и предсказывалось будущее, - сны были, как глас божий.

Древние считали, что душа спящего человека оставляет тело и улетает в страну снов, ведь в сновидениях мы входим в соприкосновение с другой реальностью, более широкой и глубокой, - мы начинаем диалог с духовным миром.

Душа путешествует сквозь сны, и если человек находится на границе жизни и смерти, его душа может входить в людские сны. Душа может приходить к близким родственникам, но только кровным, либо людям, которые задолжали ей Жизнь и смогут помочь. Эта душа будет приходить к человеку, пока ей не помогут, либо, пока она не упокоится….».



- Северус, я не понимаю, при чем здесь я?

- Люциус, вспоминай, где ты был во время сражения за Хогвартс и кто был рядом, - сказал Северус, глаза его излучали нетерпение и интерес.

- Я не знаю, там не до того было. У тебя есть Омут Памяти?

- Нет.

- Тогда пойдем ко мне.


Через несколько минут, когда они появились у ворот Малфой-мэнора, Люциус взмахнул палочкой, открывая ворота.

- Он у меня в кабинете, - сказал он, заходя в замок.

Достав Омут Памяти, Люциус сосредоточился на воспоминаниях. Подставив палочку к виску, он вытянул белую нить воспоминаний и опустил в чашу, украшенную рунами.

- Ну что, пошли? – спросил Люциус, его голос дрогнул.

Наклонившись к чаше, он провалился в воспоминания, и через секунду рядом с ним очутился Северус.

***


Зал Хогвартса представлял собой руины, люди сражались, и во все стороны летели проклятия.

Белла, с истерическим смехом, отбивалась от проклятий посылаемых школьниками, легким взмахом палочки. Молли Уизли, оттолкнув детей, вступила в схватку с Пожирательницей.

Люциус посмотрел по сторонам, и, наконец, увидев себя, позвал Северуса, и они пошли в сторону Люциуса-воспоминания, который сражался с Мальсибером и Алектой Керроу. Осмотревшись, он увидел недалеко от себя Грейнджер, та, без страха и с решимостью в глазах, отбивала одно за другим проклятия, летящие в неё, по пути посылая свои.

Вдруг Люциус заметил, что в спину его воспоминания летит луч проклятия. Луч был черно-фиолетовым, Он никогда такого не видел. Малфой посмотрел по направлению луча, чтобы найти человека, который пустил проклятие, но никого не нашел. Все быстро передвигались, и в такой кутерьме было не разобрать, кто выпустил проклятие. Грейнджер, увидев, что в спину Малфоя летит луч, выставила мощный щит. Проклятие, попав в щит, отразилось и полетело прямо в ученицу. В широко распахнутых глазах отразилось удивление, и Гермиона упала на пол.


- Пошли, Люциус, мы уже увидели, что нужно.

Тот кивнул и вынырнул из воспоминаний.

***

URL
2012-11-10 в 22:51 

marsef
Через съехавшую крышу лучше видны звезды
Старинные часы, стоящие на полу, мерно отсчитывали секунды. Люциус сел в кресло. Он не мог поверить, что эта девушка защитила его: пусть она и не знала, что за проклятие летит в спину Люциуса, она выставила мощный щит, защищая его.

Если бы не она, то сейчас он бы лежал в больнице св. Мунго и ему вряд ли кто-нибудь помог.

Северус также молчал. В кабинете стояла тишина, и было только слышно, как тикают часы и трещат поленья в камине.

- Хочешь выпить? – спросил Люциус, охрипшим голосом.

- Да, - ответил Снейп.

- Зигги! - позвал Малфой, и перед ним появился домовой эльф, в чистой наволочке, который огромными глазами смотрел на хозяина и ждал указаний. – Принеси огневиски.

Домовик поклонился и исчез, а через несколько секунд на столике появился поднос с бутылкой и стаканами, разлив спиртное, Люциус передал один Северусу.

- Ты знаешь, что это за проклятие? – спросил Малфой, делая глоток обжигающего огневиски.

- Есть пара предположений, но нужно проверить и сходить в больницу, осмотреть Грейнджер. Знаю только, что это из Черной магии и очень древнее, но насколько - судить не возьмусь. Хорошо, что не родовое. Будем искать, - ответил Снейп.

***


На следующий день Северус сходил в больницу и, проведя диагностику, выявил тот самый луч. Древнее проклятие, как и говорил Люциус. Черные и фиолетовые лучи характерны для древних цивилизаций. «Либо Египет, либо Шумер», - думал Северус. Вспомнив всё, что он знал об этих цивилизациях, он понял, что у мисс Грейнджер времени осталось мало.

***


Библиотека Малфой-мэнора была воистину роскошной: огромный зал, уставленный стеллажами вдоль стен, у окна - большой дубовый стол, а по бокам - глубокие удобные кресла; из окон, которые возвышались до самого потолка, лился солнечный свет, освещая комнату.

Люциус сидел в одном из кресел с книгой в руках, на столе стояла стопка примерно из десяти книг. Малфой, видимо, пролистав книгу до конца, захлопнул и бросил на стол.

- Люциус, - поздоровался Снейп.

- Северус. Как дела? - Люциусу не нужно было уточнять, про какие дела он спрашивает.

- Мне нужно всё, что связано с египтянами и шумерами, - ответил Снейп.

Люциус озадачено посмотрел на Северуса, но, не сказав, ни слова, начал призывать книги и фолианты. Через несколько минут перед Снейпом и Малфоем очутились три стопки книг. Одна стопка, которую просматривал Люциус до прихода Северуса, вторая - о шумерах, а третья - о египтянах.

Люциус стал просматривать все, что связано с шумерами, а Северус - с египтянами. Через пару часов Снейп взял последнюю книгу, которая у него оставалась: «Фараоны Нового Царства» - серо-зеленая книга в бархатном переплете, с золотым тиснением, на котором были выведены иероглифы. Было видно, что книга старинная и безумно дорогая, оставалось только догадываться, откуда у Люциуса такое сокровище.

Северус аккуратно переворачивал листы, боясь, как бы они не рассыпались от прикосновения. Тут его взгляд упал на заглавие «Фараон Тутанхамон». Снейп углубился в чтение.

«Тутанхамон, или Господин форм Ра - фараон Древнего Египта, правивший приблизительно с тысяча триста тридцать третьего до тысяча триста двадцать третьего года до нашей эры - из восемнадцатой династии. Сын Эхнатона и его сестры, вероятно, брат Семнехкара, муж Анхсенамон - третьей дочери Эхнатона.

Фараон вступил на престол в десятилетнем возрасте. За него правил престарелый царедворец Эйе и полководец Хоремхеб. Пока царедворец правил от его имени, юный фараон стал изучать магические науки. Его советники и учителя удивлялись магической мощи фараона.

С пятнадцати лет Тутанхамон разрабатывал свои заклятия. Одним из них и самым сильным - и от этого губительным - был «Сон Анубиса», мощное темное проклятие. Оно было зафиксировано только раз - его наложил сам Тутанхамон на своего врага, который пытался его убить не единожды. Через год, в возрасте девятнадцати лет, Тутанхамон умер - по некоторым данным, проклятие исчерпало все магические и физические силы фараона.

Луч проклятия имеет черно-фиолетовый цвет. Снять его можно в течение двух-трех месяцев, но если не успеть к этому времени, то процесс будет необратим и проклятый навечно уйдет за грань жизни. Контр-заклятие можно найти только в гробнице Тутанхамона в Фивах».


- Похоже, вот это, - сказал Снейп, держа в руке толстый фолиант. Люциус закрыл книгу и посмотрел на друга, ожидая продолжения.

- Контр-заклятие можно найти только в Египте, в усыпальнице самого фараона, - продолжил Северус. – Проклятие называется «Сон Анубиса» - сильнейшее древнее проклятие, и я не знаю, как его нашли Пожиратели Смерти. И у нас осталось примерно два месяца.

Люциус задумался: «Да, дело дрянь. Еще неизвестно, как …»

- Северус, нам нужно к Карнарвонам.

- Зачем? – не понял Северус.

- Археолог Джордж лорд Карнарвон был при раскопках гробницы Тутанхамона в тысяча девятьсот двадцать втором году. Нам нужно к ним.

- Но как?

- Северус, Карнарвоны наши дальние родственники. Думаешь, откуда у меня эта книга? – Люциус указал на фолиант в руках Снейпа. – После раскопок, Говард Картер и Джордж Карнарвон много интересного нашли, в принципе, за что и поплатились. Египтолог Картер был магглом, что простительно, не заметив защиту, но Карнарвон был магом, и многие до сих пор не могут понять, как такое произошло. Умер он через год после вхождения в гробницу, якобы от воспаления легких. В общем, они достали много манускриптов, большая часть из них магические, и отправили в Англию в имение Карнарвона. Именно туда мы и отправимся.

Северус молча выслушал экскурс в историю и только слегка удивился, что Малфои и их родственники везде успевают вписать себя в историю, даже в маггловскую.

Люциус тем временем встал с кресла и вышел в коридор, направляясь в сторону кабинета. Северус не отставал: «это будет интересно», - думал он. А Люциус, быстро идя по коридору думал, что у Грейнджер осталось мало времени, и он во что бы то ни стало, вернет ей долг.

Зайдя в кабинет, Люциус подошел к камину:

- Хайклер – холл, - крикнул он.

URL
2012-11-10 в 22:53 

marsef
Через съехавшую крышу лучше видны звезды
Глава 4. Хайклер - холл


Предупреждение: в главе используются реальные имена существовавших людей.


Солнце клонилось к закату, освящая последними лучами хозяйский кабинет Хайклер-холла.

Напротив окна стоял письменный стол, сделанный из темного дерева. На нем был минимальный набор для работы: чернильница и перья для письма. Лишь на краю примостилась колдография с улыбающейся на ней женщиной и маленькими детьми: девочкой и мальчиком. За столом сидел мужчина лет девяносто: коротко подстриженные седые волосы открывали исчерченное морщинами лицо, а блекло-серые глаза сосредоточено изучали документы, которые он держал с лёгкой небрежностью.

Генри Джордж Альфред Мариус Виктор Герберт, лорд Карнарвон – сын Джорджа Эдвара Хоула Молино Герберта, лорда Карнарвона и Альмины Виктории Марии Александры Уонебелл.

Альфред – единственное имя, которое признавал младший лорд Карнарвон. После смерти отца он занялся семейными делами: фабрики, фермы, акции, дивиденды, счета. Отдушиной лишь были путешествия по миру и хобби, которое, видимо, передалось от отца: коллекционирование артефактов.

Альфред Карнарвон – троюродный дядя Люциуса, и они всегда поддерживали ровные отношения. Сейчас, сидя в кабинете за разбором очередных счетов, лорд Карнарвон заметил, как в камине взметнулось зеленое пламя.


- Лорд Карнарвон, - поприветствовал Малфой.

- Люциус, здравствуй. Чем обязан?

- Мне нужно с вами поговорить. Можно войти?

- Прости, но последнее время камины плохо работают. Лучше аппарируй к замку.

- Хорошо. Только я не один, - сразу предупредил Люциус.

- Без проблем, - ответил мужчина.


Люциус высунул голову из камина и посмотрел на Северуса.

- Придется аппарировать, - сказал он.

Северус согласно кивнул и вместе с ним вышел из кабинета.

- Я задам координаты, - выйдя за пределы замка, сказал Малфой.

С хлопком два человека исчезли с территории Малфой-мэнора.

***


Бекшир – замечательное место: зеленые луга, деревья-великаны тянутся к небу, Темза намного чище, чем в столице, да и вообще здесь дышится полной грудью; ярко светит солнце, бликами отражаясь на воде. Замок, великолепный в своем величии, возвышается на холме; с одной стороны от него простилается лес, где растут вековые деревья, и, кажется, что их верхушки вот-вот проткнут небо; с другой стороны от замка течет река, она синяя, как отражение неба, и змеёй скользит по холмам. Хайклер – замок Карнарвонов - гигант в несколько этажей, с пятью башнями - он выглядит, как скала, непробиваемая и неприступная; его кованые, чугунные ворота защищают территорию замка.

Как только мужчины появились, ворота без скрипа распахнулись. Люциус вошел первым и пошел по выложенной из камня дорожке, которая вела прямо к главному входу замка; Северус шел следом, осматриваясь вокруг: по бокам дорожки росли розы, ровная зеленая трава окружала замок, рядом с воротами росли деревья, подстриженные садовником-мастером. Дверь главного входа была высокой и резной, из темного дерева, по бокам от неё стояли статуи богов Древнего Египта: Амон Ра и Анубис - странное сочетание, как таковое, для этих мест. Двери распахнулись, и гости увидели домовика, облаченного в египетскую набедренную повязку, - он почтительно поклонился. Люциус и Северус не смогли скрыть своего изумления: эльф выглядел, по меньшей мере, необычно.

- Хозяин ждет вас в кабинете, прошу за мной, господа, - сказал домовик и засеменил коротенькими ножками через холл.

Мужчины переглянулись и последовали за ним. Домовик шел впереди, не сутулился, не суетился, и без лишнего раболепства предстал перед хозяином.

- Хозяин, господа прибыли, - провозгласил он.

- Спасибо, Тобис, можешь идти.

Эльф поклонился и вышел за дверь. Альфред Карнарвон поднялся с кресла навстречу гостям, и легкая улыбка заиграла на его лице, а серые глаза лучились теплом и смотрели по-отечески.

- Люциус, здравствуй, рад тебя видеть, - мужчина энергично затряс руку Люциуса.

- Я тоже рад встрече, Альфред. Позволь представить, Северус Снейп, – Малфой указал на Северуса.

- Знаю, знаю, узнал. Здравствуйте, мистер Снейп.

- Здравствуйте, мистер Карнарвон, – Северус пожал протянутую ладонь.

- Что ж … чаю?

- Спасибо, не откажемся.

Мужчины сели в кресла у камина: на нем стояли колдографии, с которых люди улыбались и махали руками. В тишине потрескивали поленья: хоть и было лето, камни не пропускали его тепло, и с подземелий веяло холодом и промозглостью. Настал вечер. Лампы приглушенно светили, а ароматный чай располагал к беседе. На столике появился чай и вазочка с чем-то сладким, но мужчины ее проигнорировали.

- Чем могу помочь? – спросил лорд, отпивая из чашки.

- Я бы хотел посмотреть архив Джорджа Карнарвона.

- Вот как. И зачем это вам?

- Дело в том, что одна девушка попала под проклятие «Сон Анубиса», и мне нужно узнать, как его нейтрализовать.

- Сон Анубиса? Может, Люциус, вы ошибаетесь, ведь это проклятие не применяли столетия.

- Да, мы полностью уверены. Мы провели диагностику проклятой и просмотрели библиотеку, в результате нашли только одно подходящее проклятие.

- Да, с таким не шутят. Все бумаги в архиве, пройдемте туда.

Если замок снаружи выглядит как непреступная крепость, то внутри он роскошен и изыскан, без вычурности: английский стиль смешался с египетским и французским, но они дополняют друг друга; у окон стоят небольшие столики, а на них - артефакты и антиквариат; вазы и скульптуры, хаотично расставленные, придают особый шарм дому; пол, устланный зеленым ковром, тянется по всему коридору; через стрельчатые окна виднеется темнеющее небо и великолепный сад. Подойдя к высоким дубовым дверям, лорд Карнарвон распахнул их, пропуская гостей вперед.

Библиотека больше, чем в Малфой- мэноре: два этажа бесценных книг и артефактов, на второй этаж вела спиралевидная серебряная лестница. Здесь было светло, у каждого стеллажа висели магические лампы, а у потолка мерцали свечи, как в большом зале Хогвартса.

- Какие именно документы вам нужны?

- Все, связанные с раскопками.

Альфред прошел в дальний конец библиотеки к стеллажу, украшенному иероглифами. Книги, одна древней другой, стояли аккуратно в ряд. Хозяин замка достал с нижней полки толстую коричневую папку и протянул Люциусу.

- Тут различные документы, которые переведены на английский. Там указаны все книги и артефакты, которые имеются у меня в библиотеке, именно в этой секции. Ищите. Если что, позовете домовика. А я вас оставлю. Дела.

Карнарвон улыбнулся, кивнул мужчинам и вышел из библиотеки.

- Грейнджер будет должна, - проворчал Северус, идя к креслу.

- Я так и не понял, почему ты мне помогаешь?

- Скучно стало, - хмыкнул Снейп.

- Мне до этого сна тоже скучно было, а сейчас не до веселья, - садясь в кресло, сказал Люциус.

- А ты?

- Что?

- Почему ТЫ помогаешь мисс Всезнайке?

- Интересно, - неопределенно пожал плечами Люциус и открыл папку. Как только он это сделал, папка увеличилась в два раза. Малфой скрипнул зубами и начал доставать бумаги. Поделив поровну листы, часть он отдал Северусу, а за вторую взялся сам.

В течение получаса были слышны только шелест страниц и хмыканье то одного, то другого мужчины. Раздался звук открывающейся двери и тихие шаги - перед Люциусом и Северусом появился домовой эльф, который встречал их у входа.

- Господам что-нибудь нужно?

- Да, кофе, - кивнул Снейп.

- Тоже, - подтвердил Люциус, поерзав в кресле, меняя положение тела.

Домовик поклонился и вышел из библиотеки. Через несколько секунд появился небольшой столик с подносом, на котором были две чашечки кофе, сахар и сливки.

- Ты нашел что-нибудь? – спросил Снейп, пригубив напиток.

- Пока пусто, - ответил Малфой.

Молча выпив кофе, они снова зарылись в бумаги.

- Кажется, нашел! – воскликнул через полчаса Люциус, от чего Снейп вздрогнул. – Смотри.

Северус взял листок из рук Люциуса и пробежал взглядом по названиям книг: Фараоны семнадцатой династии; Клеопатра. Жизнь и смерть; Амон Ра: Бог Солнца; Фараоны восемнадцатой династии; Проклятия фараонов. Том первый; Проклятия фараонов. Том второй (Эхнатон, Сменхкара, Тутанхамон, Эйе). Третий стеллаж, вторая полка, сверху. Секция Египет.

Не сговариваясь, мужчины поднялись и пошли к стеллажам. Высчитав стеллаж и полку, Северус взял книгу. Это был увесистый том из черной кожи, украшенный скарабеями из синего золота, с серебряной тесьмой и переплетом из платины. На обложке вышиты золотой нитью иероглифы.
Она больше походило на произведение искусства, а не на книгу. Как только Северус прикоснулся к ней, так через несколько секунд, вместо иероглифов, обозначающих название, появились английские буквы. Название гласило: «Проклятия фараонов. Том второй».

Вернувшись к креслам, зельевар положил книгу на столик, коснулся пряжки, и книга открылась. Пробежав взглядом по содержанию и увидев «Тутанхамон», Северус перевернул страницу на указанную.

URL
2012-11-10 в 22:53 

marsef
Через съехавшую крышу лучше видны звезды
Тутанхамон.
«Тутанхамон как улучшил некоторые заклинания, так и изобрел свои. Самым значимым был «Сон Анубиса» - проклятие, коварное для своего изобретателя: оно высасывает все жизненные и магические силы из проклинающего. Даже древние маги боялись его применять. Тутанхамон не предвидел последствий перед использованием, за что и поплатился. Все свои разработки он спрятал, и они так и потерялись во времени.

«Сон Анубиса» был изобретен в тысяча двести двадцать втором году до нашей эры. Имеет черно-фиолетовый луч. В зависимости от магической силы мага луч может менять цвет. Так, если маг силен, то луч становится черным, если слаб, то луч более фиолетовый. Но если луч имеет оба ярко выраженных цвета, то маг контролирует свою мощь.

Проклятие губительно не только для проклинаемого, но и для проклинающего. Проклятый, чтобы не умереть, черпает силу у того, кто его проклял, и чем сильнее проклинающий маг, тем больше времени снять проклятие. Если проклинающий маг умер, то проклятый может прожить еще примерно два месяца, или же пока луна не закроет солнце.

Тутанхамон не догадывался, что в результате проклятия у него убывают жизненные силы, пока это не коснулось магических. Затем стало поздно что-либо делать: Хашиб – проклятый Тутанхамоном враг, пропал, и как бы фараон его не искал, чтобы снять проклятие – все было тщетно. Хашиб прожил, после смерти фараона, полтора месяца.

Юный фараон заключил контрзаклятие в артефакт – золотой браслет со скарабеем, и после смерти Тутанхамона его положили вместе с остальными артефактами в гробницу. Жрецы пояснили, что этот артефакт можно взять только с разрешения фараона».



Люциус дочитал и посмотрел на Снейпа. Последняя строчка им явно не понравилась.

- Что значит «с разрешения фараона»? – спросил Люциус.

- Когда будем в гробнице, тогда и выясним, - пожал плечами Снейп.

Дверь библиотеки открылась, и вошел хозяин замка.

- Как у вас продвигаются дела? – спросил он.

- Мы нашли много интересного… - протянул Малфой. – Альфред, скажите, а вы не знаете, артефакты остались в гробнице или их вынесли?

- Кроме книг оттуда ничего не удалось вынести: сильнейшая защита от краж. Некоторые ценные вещи, немагические, которые находились у входа, удалось переправить в Каир. Но артефакты остались на месте.

- Спасибо за помощь, Альфред. Нам пора, до свидания, - сказал Люциус и пожал руку лорда.

- Заходи еще. До свидания, Люциус, мистер Снейп.

- Прощайте, - кивнул Северус. И они с Люциусом вышли за пределы замка.

URL
2012-11-10 в 22:53 

marsef
Через съехавшую крышу лучше видны звезды
Глава 5. Друзья


Утреннее солнце освещало зеленые поля, растянувшиеся вокруг Норы. Лучики скользили по траве, играя бликами в капельках росы. Белые облака, как затейливые фигурки, проплывали по синему небу над старым строением.

Из окна выглядывал, всматриваясь вдаль, лохматый паренек в очках-велосипедах. Смотря на горизонт, он думал о не таком уж далеком прошлом.

После Победы Гарри так и не уехал из Норы, пользуясь гостеприимством семьи Уизли. Мать семейства юных победителей холила и лелеяла, откармливала их после стольких месяцев скитаний по лесам. В Норе было так уютно, что ехать на площадь Гриммо ему не хотелось. Дом со всеми воспоминаниями и горем тяжелым грузом давил на юношу. Пусть война выиграна, и это действительно счастье, но этот дом, как маяк, не дает забыть обо всем: об Ордене Феникса, о Сириусе, Тонкс, Ремусе, обо всех смертях, - этот дом напоминает ему обо всех потерях проклятой войны. Когда-нибудь он продаст дом на площади Гриммо и реставрирует дом в Годриковой Впадине, там ему будет лучше. Он в этом уверен.

Магическая Англии восстанавливается, процессы над Пожирателями отгремели, оставив после себя только строки в «Ежедневном пророке». Все вроде в порядке, но не может быть бочки меда без ложки дегтя: Гермиона. Гарри любил Гермиону как сестру, и известие о том, что её в тяжелом состоянии отправили в св. Мунго сильно ударило по нему. Он во всем винил себя: не уберег, не усмотрел. Увещевания Джинни, что он, Гарри, был занят Волдемортом, не помогали, дошло даже до ссоры. Младшая Уизли, поняв, что её любимый сейчас не в лучшем настроении, и если она не хочет окончательного его потерять, пошла мириться.

Гарри почти месяц искал специалистов по Черной магии, но все безрезультатно. Появилось такое ощущение, что после войны темных магов вообще не осталось. Был еще Северус Снейп, но тот как сквозь землю провалился. Совы его не могут найти, адреса нигде нет, Гарри только знал, что он живет в рабочем районе. В воспоминаниях был виден завод, а таких в Лондоне множество. Уже не оставалось никакой надежды.

***


Гарри в очередной раз пришел к Гермионе. Бледное лицо с фиолетовыми кругами под открытыми глазами, и почти синие губы. Если бы не колдомедики, которые следили за состоянием подруги, то Гарри бы подумал, что она уже мертва.


Поттер был зол на Рона. Когда утром Гарри сказал, что пойдет навещать подругу в больницу, Уизли только махнул рукой.

- Что там делать? Она все равно не знает, что мы там были, дак, зачем время зря тратить? – сказал он.

- Рон, она наша подруга! – Гарри чуть не задохнулся от возмущения. – Да если бы не она, мы давно были бы мертвы! А сейчас, когда она в коме и может вообще никогда не очнется, ты… Да я поверить не могу, Рон, что ты так можешь! – кричал он на друга.

Уизли сидел с равнодушным видом, никак не реагируя. На крики примчалась Джинни.

- В чем дело? – спросила она.

- Рон не идет в больницу! – ответил Гарри.

- Мой братец идет на свидание с Лавандой. Ему некогда ходить по больницам, пусть и к подруге, которая постоянно спасала его задницу. Правда ведь, Рон? – с издевкой спросила Джинни, смотря на брата.

Рон начал встречаться с Лавандой Браун через несколько дней после Победы. И Гарри решительно не понимал, как Рон мог променять Гермиону на эту пустоголовую куклу. Ладно, когда они были на шестом курсе, Рон хотел утвердиться, что он не хуже ни его, Гарри, ни Гермионы. Но сейчас, когда Гермионе нужна, просто необходима, их помощь, Рон шел на свидание! В то время, пока Рон развлекался и отдыхал на лаврах героя, он, Гарри, бороздил носом землю, ища магов, которые могут снять проклятие.

Тот лишь пожал плечами. Гарри психанул, поцеловал Джинни в щеку и выбежал из дома.


- А, мистер Поттер, здравствуйте, - кивнул целитель Роши.

Гарри познакомился с целителем, когда пришел к Гермионе через несколько дней после победы. Доминик Роши сразу не понравился герою магического мира Англии. Заискивающий тип, которого волнуют деньги и известность, в целительстве он понимал столько же, наверное, сколько и Гарри, то есть ничего, но выбирать не приходится.

- Добрый день, мистер Роши. Как у Гермионы дела? – Это был стандартный вопрос и приветствие вот уже на протяжении месяца.

- Без изменений, мистер Поттер. – Один и тот же ответ всегда резал, словно ножом, слух. Каждый раз, когда Гарри приходил, он не знал, чего ожидать: очнется его подруга или умрет. – Мы беспомощны, даже колдомедики сведущие в Черной магии бессильны. Мы не знаем, что делать, - целитель покачал седой головой.- Но мы следим за мисс Грейнджер и записываем все изменения, но за прошедшее время их произошло мало.

- Спасибо, - только и мог выдавить из себя Гарри.

- Да не за что, мистер Поттер. Сидите, я вас оставлю.

Целитель вышел из палаты, а Гарри пересел с посетительского кресла на кровать. Он взял подругу за руку, которая была холодной как лед, и стал растирать её пальчики.

- Гермиона, только не умирай, прошу тебя, не покидай, дороже тебя у меня никого нет. Я всё сделаю, чтобы вытащить тебя из этого состояния. Я что-нибудь придумаю.

Он рассказывал, как живут Уизли, как у него, Гарри, дела, и как восстанавливается мир после войны. Поттер сидел, надолго забыв обо всем на свете: с подругой ему было хорошо и спокойно. Время от времени заходили медсестра, чтобы покормить Гермиону через катетер, так как какую-либо магию рискованно было применять.

- Пока, Гермиона, я скоро приду, - попрощался Поттер и, поцеловав руку девушки, вышел из палаты.

Проходя в фойе, он услышал, как пожилые волшебники обсуждают Малфоя.

«Мерлин! Как я мог не додуматься?!» - корил себя Гарри, выбегая на улицу. Он хотел бы прямо сейчас отправиться к Малфою, но понял, что уже поздно наносить визит. «Тогда завтра», - решил он и аппарировал к Норе.

***


Гарри проснулся в шесть утра - спать уже не хотелось, поэтому он встал и пошел в ванну. Прослонявшись по дому еще пару часов, Поттер не выдержал и через каминную сеть отправился в Малфой-мэнор.

- Гарри Поттер, сэр, чем может помочь Шимми, - пропищал домовик, появившийся у ног юноши.

- Мне нужен мистер Малфой… старший, - добавил он, подумав, что эльф может отвести к Драко.

- Секунду, сэр.

Гарри простоял минуту в каминном зале, прежде чем появился эльф.

- Хозяин Люциус ждет вас в столовой, сэр.

Не самые лучшие воспоминания вызывал Малфой-мэнор.
«Надеюсь, мы идем не туда, где пытали Гермиону?» - думал Гарри, шагая за домовиком.

Они вошли в небольшой зал и сразу увидели хозяев дома. Люциус, заметив его, пригласил за стол.

- Мистер Малфой я к вам по делу…- его прервал домовик, который подал кофе. – Так вот, как я говорил, я к вам по делу, мне нужна ваша помощь, - протараторил Гарри.

- В чем заключается ваша просьба? – спросил Люциус. Голос, его, всегда звучавший равнодушно, сейчас выражал каплю заинтересованности.

- Помощь нужна не мне, а Гермионе Грейнджер. Её прокляли, и никто не знает, в чем дело. Так как вы опытнее и умнее многих и разбираетесь в Черной магии, я решил обратиться к вам, - ответил Гарри, подбирая каждое слово. Пусть он и защитил семью Малфоев перед Везингамотом, это еще ничего не дает, и не меняет того факта, что Гермиона была одной из магглорожденных, которых Люциус всю жизнь презирал.

- А к Северусу вы не пробовали обратиться? – поинтересовался Малфой.

- Эмм… профессора Снейпа никто не видел после Победы, - стушевался Гарри, он же не виноват, что бывший шпион себя так скрыл, что ни совы, ни Министерство не знают, где он.

- Я посмотрю, что можно сделать. – И опять этот ничего не выражающий тон, так и не понять: он действительно только посмотрит или все-таки попытается что-нибудь сделать, чтобы помочь Гермионе.

- Спасибо, мистер Малфой, - Гарри обрадовался хоть какой-то надежде. - До свидания. – Он посмотрел на стол и увидел нетронутую чашку с кофе. Поттер так нервничал, что совсем забыл о нем. - Спасибо за кофе.

Юноша вышел окрыленным после разговора с Люциусом и аппарировал в Лондон, прогуляться.

«Если Малфой поможет, я для него все сделаю, лишь бы Гермиона была жива!» - думал герой магического мира, гуляя по парку. Прогулявшись еще и по магазинам, купив подарок Джинни, Гарри аппарировал в Нору.

URL
2012-11-10 в 22:59 

marsef
Через съехавшую крышу лучше видны звезды
Глава 6. В путь



Выйдя за пределы Хайклер-холла, мужчины остановились. Последние лучи солнца заходили за горизонт, освящая розовыми всполохами темнеющее небо. Закат, как и рассвет, прекрасен в своем величии – как порождение циклов жизни и смерти. Сейчас Грейнджер стоит на черте бытия: ни жива, ни мертва. Жизнь скоротечна, как полноводная река, несется, без разбора сметая все на своем пути, она не ждет, она спешит, так и жизнь проходит.

Черные деревья еще выделяются на темнеющем небе, покачиваясь от небольшого ветерка. Воздух чист и прозрачен. В вечернем сумраке слышен лишь стрекот цикад.

- Встретимся завтра, Северус, у меня, в полдень, - вдохнув полной грудью вечерний воздух, сказал Люциус.

- Договорились. До завтра, - кивнул Снейп и аппарировал.

Малфой постоял еще пару минут, смотря на темное небо и глубоко дыша. «Что день грядущий нам готовит?» - подумал он и, так же как и Северус минутами ранее, аппарировал прочь.

***


Люциус, зайдя в Малфой-мэнор, прошел сразу в каминный зал. Комната в истинно слизеринских цветах: серебро и зелень переплетались в причудливые узоры, придавая особый шарм. Почти через всю стену стоял камин из белого мрамора, он, как пятно, выделялся на фоне темных стен. С потолка свисала хрустальная люстра с несколькими десятками свечей, освещая помещение. Над камином висел герб Малфоев с переплетенной буквой М в середине. На каминной полке стояла пиала с дымолетным порошком. Взяв горсть и войдя в камин, Люциус бросил её себе под ноги, назвав адрес, затем растворился в зеленом пламени.

- Мистер Спейси, - позвал Люциус, выходя из камина в одном из кабинетов Министерства магии.

- Добрый вечер, мистер Малфой. Чем могу помочь? – спросил Рик Спейси, работник отдела международного перемещения - лет сорока, приятной наружности - вошедший через соседнюю дверь.

- Мне нужен порт-ключ до Каира.

- К какому сроку?

- Завтра днем, к двенадцати тридцати. Справитесь?

- Хорошо. Пришлю к вам завтра сову, - ответил Рик.

- Спасибо. Всего хорошего, - кивнул Малфой и зашел в камин.

***


На восходе солнца Люциус проснулся. Всю ночь он ворочался, силясь заснуть, но сон был тревожен и отрывчат, поэтому Малфой и не выспался.

Лучи дневного светила скромно заглядывали в малую столовую Малфой-мэнора, где хозяин замка, не спеша, поглощал завтрак. До половины первого времени оставалось много, и Люциус не знал чем себя занять.

«Ежедневный пророк» пестрил светскими новостями, а на последней странице была сводка квиддичных матчей. Люциус пролистал газету за несколько минут и, не найдя ничего интересного, он отложил её. Мафлой позвал домовика и приказал принести кофе, который через несколько секунд уже стоял на столе, источая аромат кофейных зерен. В дверях появился Драко.

- Отец, - полувопросительно – полуутвердительно произнес младший Малфой.

- Доброе утро, Драко, - кивнул Люциус. – Где Нарцисса? - спросил он только сейчас поняв, что не видел её с памятного разговора в столовой.

- Она уже в Милане, - ответил сын, удивляясь тому, что отец не заметил, когда уехала мать.

- Ясно, - протянул он. – Что ж… Драко, меня не будет пару дней в Лондоне. Мы с твоим крестным отправляемся в Каир.

- Зачем? – на лице юноши читалось недоумение.

- Дела, - коротко ответил Люциус, допивая кофе. Эльф материализовался в столовой и протянул толстый конверт. – Отлично. Доброго дня, Драко. Мы с Северусом отправляемся сегодня в половину первого.

Малфой вышел из столовой, оставив сына одного.

***


Северус пришел вовремя. Как только часы пробили полдень, зельевар вошел в сиреневую гостиную, в которой сидел Люциус и читал.

- Люциус, - поприветствовал Снейп.

- Северус, - кивнул хозяин замка, - как всегда вовремя. Будешь кофе?

- Не откажусь.

Люциус приказал домовику подать кофе, и уже через несколько секунд они наслаждались горячим напитком.

- Мне доставили портал на половину первого, у нас осталось двадцать минут, - заговорил Люциус.

Северус ничего не ответил, только кивнул. Двадцать минут прошли в тишине, мужчины не разговаривали друг с другом, каждый думал о чем-то своем.

- Пора, - прервал тишину Малфой.

Друзья поднялись, когда портал начал поблескивать синевой, на счет три они прикоснулись к медному шарику, который являлся порталом, и их засосало в воронку.

Чувство, как будто тебя подхватывает невидимый крюк за пупок, прошло примерно через минуту, когда ноги коснулись твердой поверхности.

Они оказались в фойе гостиницы, и Люциус увидел над ресепшенем название «Имхотеп». Малфой вздернул бровь и мысленно похвалил Рика Спейси за выбор. Здесь останавливались только волшебники, причем состоятельные. Предлагаются номера только класса люкс. Всё от входа до последнего винтика кричало о роскоши. Несколько человек, стоявших у ресепшена, мельком посмотрели на прибывших и, потеряв к ним всякий интерес, продолжили прерванный разговор.

Малфой и Снейп подошли к ресепшену и забронировали два номера на пару дней. Предоставление услуг здесь оказывали на высшем уровне. В номер никто не мог попасть кроме владельца ключа, а ключи здесь были как от сейфов в банке Гринготс. Волшебством дверь открыть нельзя. Гостиница дорожит своей репутацией. Взяв ключи, они пошли в ресторан.

Большой зал ресторана утопал в солнечных бликах полуденного солнца. За круглыми столиками то тут, то там сидели люди, а мимо них бегали официанты. Как только мужчины зашли в зал, к ним сразу же подошел метрдотель. Северус указал на дальний угол ресторана, находящийся в тени, и их проводили к выбранному столику. Полистав меню, мужчины выбрали шотландские коллопы и английский салат, а сомелье предложил Priorat DOC Finca Dofi две тысячи пять десятилетней выдержки. Когда заказ был сделан, а сомелье ушел, Северус посмотрел на Люциуса.

- С чего начнем? – спросил он.

- Посмотрим, где находится гробница, а уже завтра займемся делом. Сегодня будем отдыхать, - пожал плечами Люциус, и уголки его губ дрогнули в улыбке. Северус только усмехнулся.

- Завтра, так завтра.

Сомелье подошел с бутылкой вина и предложил попробовать. Люциус поднял бокал и, проделав все манипуляции от цвета до запаха, сделал глоток. Вино обладало ароматом с нотками малины и вишни, дополняемыми примечаниями графита, табака и аниса; имело глубокий, сочный вкус с доминирующими сладкими нотками красных и черных ягод и легким минеральным оттенком, в финале оставляя после себя продолжительное, многогранное послевкусие.

Люциус улыбнулся и кивнул сомелье, соглашаясь с его выбором. Пообедав, друзья поднялись в свои номера, чтобы принять душ и переодеться, договорившись, встретится через час у регистратуры.

Выйдя из ванной комнаты, Малфой достал из кармана коробочку, наведя на неё волшебную палочку и прошептав заклятие, он увеличил ее, и перед ним появился небольшой чемодан. Люциус достал белую рубашку, светлые брюки, и переоделся, перевязал волосы шелковой лентой. Спустившись в холл, мужчина остановился и осмотрелся, ища Северуса. Снейп спустился через пару минут, одетый в белую рубашку и черные брюки. Он также сделал на затылке хвост.

- С чего начнем? – поинтересовался мастер зелий.

Люциус осмотрелся и увидел у стойки рекламные буклеты, подойдя к ним, он взял папирусный свиток и, развернув, стал изучать. Снейп последовал его примеру.

В свитке было координаты всех гробниц и общие сведения о Египте.

«… Долина Царей расположена на западном берегу Нила, напротив города Луксор. Состоит из двух долин: Восточной, где находятся большинство гробниц, и Западной…

… для лучшего ориентирования магглы отмечают гробницы, а маги записывают координаты для аппарации..

... гробница Тутанхамона – объект KV62…»


Люциус отложил свиток и взял другой, с координатами. Пробежав взглядом и найдя координаты гробницы, он передал Северусу свиток. Снейп посмотрел и кивнул, как бы говоря, что запомнил.

Они вышли из гостиницы. Улочка утопала в лучах солнца, ветерок обдувал лицо мужчин, отчего вызывал непроизвольную улыбку на лице.

Аппарировав в Долину Царей, они осмотрелись. Туристы и торговцы сновали туда-сюда, разговаривая и перекрикивая друг друга. Сейчас разгар сезона, и туристы прибыли со всех уголков Земли. Маги и магглы - не было различий, все приехали для того, чтобы насладится дарами древней цивилизации. До мужчин доносились голоса на разных языках: болгарский, французский, русский, немецкий, японский; можно было выделить диалекты, но ни оного англичанина здесь не было, лишь американцы сливались с толпой. Маггловские гиды кричали, собирая свои группы по автобусам или у входа в гробницы.

Люциус и Северус подошли ко входу в гробницу и сразу почувствовали множество защитных заклинаний. Спустившись по каменным ступеням вниз, они попали в такой же каменный коридор. Факелы, прикрепленные к стенам, освещали иероглифы указывающие путь и прославляющие богов. Пройдя по каменному коридору, они попали в переднюю камеру гробницы, где стояли золотые лари и шкатулки, золотые стулья, трон, скамьи, статуи и алебастровые вазы. В следующем помещении перед ними оказалась стена из золота и три двери. Мужчины прошли к одной из двери, наверху которой было указано, что она ведет в усыпальницу фараона.

- Зайдем сейчас? – спросил Северус.

- Да… - начал Люциус, когда в гробницу ввалились туристы. – Лучше идти ночью, когда никого не будет, - прошептал он Снейпу.

Северус кивнул и они, выйдя из гробницы, аппарировали в отель.

- В час ночи. В холле, – сказал зельевар и скрылся в своем номере.

Люциус сходил в душ и устроился на кровати, немного отдохнуть перед походом за контрзаклятием.

***

URL
2012-11-10 в 23:00 

marsef
Через съехавшую крышу лучше видны звезды
Черная река, как зеркальная гладь, отражала звездное небо; полная луна освящала пространство вокруг. Ни начала, ни конца реки не было видно. Течения нет.

На берегу стоит мужчина. Взгляд серых глаз блуждает по лесу, который раскинулся по краю реки. Столетние деревья тянулись ввысь, пытаясь проткнуть небо.

Тишина вокруг, только слышно как падают капли на водную гладь, вызывая небольшую рябь.

Кап… Кап…

Удары капель кажутся оглушающими в этой тишине.

Кап… Кап…

Люциус осмотрелся и увидел хлипкий деревянный мостик. Ступая очень осторожно по этому сооружению, Малфой подобрался к самому краю. К столбу мостика прикреплена веревка, с которой и падают капли.

Кап… Кап…

Веревка скрепляет мост и лодку, а в ней сидит девушка. Луна немного освещает её, но лица не видно, всё скрывает клубящаяся серая дымка.

Кап… Кап…

Веревка вот-вот порвется, но этого нельзя допустить, иначе будет поздно. Когда отсвет луны попал на лицо, Люциус увидел карие глаза, в которых застыла вселенская грусть; ей больно и страшно, и помочь может лишь мужчина, стоящий на мостике. Он смотрит на неё. Его глаза в свете луны, как серебряный клинок, и в них тоже грусть и печаль. Он всеми силами постарается ей помочь.

- Люциус… спаси…

Да, он спасет её во что бы то ни стало. Он поможет или уйдет вместе с ней.

***


Люциус проснулся, но не стал открывать глаза. Он вспоминал свой сон. Снова Грейнджер, и это может только означать, что времени осталось мало. Открыв глаза, он посмотрел на часы, которые показывали пятнадцать минут первого и он понял, что пора собираться.

URL
2012-11-10 в 23:01 

marsef
Через съехавшую крышу лучше видны звезды
Глава 7. Поиск



Предупреждение: В силу написания фика, автору потребовалось перепланировать гробницу, а если быть точнее, то усыпальницу. Древнеегипетский я не знаю, да и не написать мне иероглифы, так что придется по-арабски

Люциус вышел из номера и спустился в холл, где его уже ждал Северус. Оказавшись на улице, они остановились у входа. Лицо обдувал теплый ветер, на небе сияли звезды и тонкий полумесяц. В этом районе людей не было; магглы здесь не появлялись и развлекались в курортных зонах, а маги уже спали в это время.

- Какой план? – спросил Снейп.

- Пройдем в гробницу и возьмем браслет, - сказал Малфой, не понимая, в чем проблема.

- «Разрешение фараона» - тебя не смущает, или ты уже о нем забыл.

Люциуса как будто поразила молния: он действительно забыл об этом пункте.

- Кхм… - только и выдавил из себя блондин.

- Ясно, - с издевкой произнес Снейп. – Нам все равно необходимо пройти в гробницу, а там будем действовать по обстоятельствам .

- Верно, - согласился Люциус, и они аппарировали.
Малфой и Снейп появились у входа в гробницу, где были сегодня днем.

Стояла тишина, и ничто не говорило о том, что сегодня днем здесь были сотни магглов. Мужчины спустились по лестнице и зажгли свет на концах волшебных палочек, освящая путь. Пройдя по коридору, они уперлись в дверь и, открыв её, попали в небольшое помещение – переднюю комнату. Стены не украшали письмена, они были совершенно пусты и сделаны из светлого камня. Из этого помещения вели два прохода. Над каждым вывешены таблички, видимо, маггловским правительством, указывающие, что один проход ведет в погребальные покои, а другой - в кладовую.

Люциус и Северус прошли в Золотой чертог, где находился саркофаг фараона , и Снейп наколдовал святящиеся шарики, которые поднялись к потолку, освящая пространство. Стены замерцали, будто сделанные из чистого золота, рядом с дверью стояли две статуи, две черные скульптуры фараона в полный рост, в золотых передниках и золотых сандалиях, с булавами и посохами в руках, со священными уреями – хранителями на лбу, они стояли друг против друга, словно часовые, охраняя вечный сон фараона.

Люциус и Северус увидели крышку золотого гроба, прислоненную к стене. Они медленно подошли к саркофагу, в котором, тщательно обернутая, подобно гигантскому кокону, погребальными пеленами, лежала мумия фараона с сияющей золотой маской. В небольших нишах, выдолбленных в стенах погребального покоя, стояли магические фигурки, с начертанными заклинаниями на них, которые должны отражать врага Осириса. Снейп и Малфой отвернулись от мумии и осмотрелись.

- Ищи браслет со скарабеем, - прошептал Люциус, но его шепот казался непростительно громким в этой тишине.

- Знаю, - так же тихо ответил Снейп.

Они прошлись по комнате, ища хоть малейшие признаки браслета. Разнообразная утварь, драгоценности, которые, видимо, не смогли вынести магглы, даже трон фараона стоял здесь. Саркофаг из чистого золота сиял, стоя в середине зала.

- Я ничего не нашел, - прошептал блондин.

- Может, посмотрим в саркофаге?

- А у нас разве есть выбор? – Люциус подошел ближе к саркофагу и стал тщательно осматривать мумию. Сквозь погребальную пелену на правой руке мумии выделялся золотой браслет. Малфой аккуратно отодвинул ленту. - Вот он! – воскликнул он и попытался осторожно снять браслет с руки, и вдруг в зале поднялся ветер и исчезли наколдованные шары. Сразу стало темно. От саркофага исходило мягкое сияние. Люциус и Северус только успели переглянуться, как их отбросило к стене. Сознание померкло.

***


Люциус очнулся от того, что даже через закрытые веки просачивался свет. Мужчина сильно приложился затылком при падении, и от этого пробуждение было просто невыносимым. Малфой открыл глаза и сразу же закрыл их, подумав, что ему показалось. Он открыл один глаз, затем другой, и увидел, что усыпальница освещена, словно солнцем, а напротив него стоит, не отводя взора, скелетоподобный человек в переднике с кхопешем* в руке. Серые, словно грязные, лоскуты ткани свисали, делая зрелище еще более отталкивающим. Люциус перевел взгляд и увидел Северуса, изумленно смотревшего на еще одного скелета, стоящего напротив него. Сияние усилилось и, вспыхнув разноцветными переливами, перед взором друзей появился мужчина, - нет, юноша. На теле ничего не было, кроме передника и сандаль. Синие глаза, словно река Нил, смотрели на друзей из-под пушистых черных ресниц. Подводка делала глаза более глубокими и выразительными. Фараон выглядел женственно для мужчины, видимо, сказывались близкородственные связи.

- Что смертным нужно от Великого Фараона? – глубоким голосом произнес юноша.

Люциус и Северус поднялись на ноги и поклонились Тутанхамону в знак приветствия и уважения. Было как-то нереально, что перед ними стоит давно умерший человек. Пусть они и жили в волшебном мире и на своем веку повидали многое, но трехтысячелетний фараон выглядел вполне реальным человеком, а не сгустком энергии, призраком, инферналом, или все в таком же духе, - нет, он был из плоти и крови.

- Я жду! – приказал фараон, заметив, что нарушители спокойствия стоят и разглядывают его.

- Твое высочество*, я Люциус, лорд Малфой и мой друг, Северус Снейп, нарушили твой покой потому, что нам необходим браслет с контрзаклятием «Сна Анубиса», - произнес Люциус, осторожно подбирая слова.

- Какой сейчас век? –скучающе поинтересовался юный фараон.

- Двадцатый. Прошло примерно три тысячи лет с твоего погребения, - ответил Малфой.

- Славно, - протянул тот. – И какой Апоп* произнес это проклятие?

- Хмм… - Люциус не мог ответить фараону и переглянулся с Северусом, тот пожал плечами и покачал головой.

- Вы, смертные, знаете, какое я создал зло? Как я сам пытался побороть проклятие? О, вы не знаете, и лучше вам не знать! Тьма и боль. Капля за каплей твоя жизнь вытекает в реку вечности, и ты пытаешься найти выход, но не получается…

- Прости, что перебиваю, но ведь это ты сотворил проклятие, а, следовательно, не мог чувствовать, что происходит с проклятым, - вклинился в беседу Снейп.

- О, поверьте, я прошел через все, что пришлось пережить Хашибу. Как я мог изобрести такое проклятие? - не знаю. Но никому не пожелаю пройти через это.

- Твое высочество даст нам браслет? – спросил Люциус, боясь получить в ответ отказ.

- А зелье вы не будете использовать? – хмыкнул фараон.

- Зелье? – спросил Снейп. Его глаза фанатично заблестели при упоминании его любимого зельеварения. А изготовить по древнейшему рецепту зелье, которое до него никто не готовил, кроме самого фараона, было просто великолепно. Прикоснуться к древним источникам магии – что может быть лучше?

- Да. Зелье готовится два дня, но, видя вашу реакцию, вы не знали об этом.

- Нет, мы узнали лишь про браслет, а про зелье нигде не упоминалось.

- У меня есть время до восхода Солнца, и я могу просветить вас.

Тутанхамон с кошачьей грацией двинулся к инкрустированному золотом трону и сел. Два скелета пошли следом за фараоном и встали за его спиной.

- Можете сесть, - разрешил юноша. Малфой взмахнул палочкой и наколдовал два кресла. – Зелье называется «Возрождение». Без него браслет не поможет.
Все необходимые ингредиенты возьмете в сокровищнице и в кладовой. Из вас кто-нибудь является искусным зельеделом? - Северус кивнул. – Отлично. В состав входят пол-литра священной воды Нила, тридцать грамм песка из чаши Осириса, истолченные до порошка два плода Баланитес*, и каплю крови проклятого. Четыре часа нужно кипятить воду на медленном огне. Нет, она не выкипит, - сказал Тутанхамон, замечая, что Снейп, собирается перебить его своим вопросом. – Священная вода имеет уникальные свойства. И так, по истечении, каждого четвертого часа, необходимо добавлять каждый ингредиент. После добавления крови, зелье должно вариться четыре часа. Во время приготовления зелье мешать нельзя, лишь когда будет потушен огонь под котлом, следует помешать двадцать два раза золотым половником по часовой стрелке и против. Сутки зелье должно настаиваться.
Зелье варить нужно в золотом котле, который изготовил я сам. На внутренней и внешней стороне котла высечены письмена, защищающее зелье и зельевара.
Помимо ингредиентов находящихся в кладовке, в сокровищнице возьмете котел и половник, - задумчиво произнес фараон. – Слушайте внимательно, ибо не найдете вы нигде упоминание необходимого ритуала, так как эти знания я унес с собой.
Когда зелье будет готово, медлить нельзя. Необходимо лишь десять миллиграмм «Возрождения». На правую руку надевается браслет так, чтобы скарабей смотрел в сторону головы проклятого. Снимающий проклятие должен стоять по правую сторону и медленно, чтобы ни одна капля не упала, вливать зелье в рот.
Нельзя колебаться, нужно быть твердым, решительным и действительно желающим помочь, либо ритуал не поможет. Вы должны цепляться за душу проклятого, как за свою собственную. Очистить свой разум и слиться с чужой душой, прося её вернуться в тело, иначе ничего не поможет. Будь верен себе, - при этих словах он смотрел на Люциуса, а тот не мог отвести взгляд от фараона, и Малфой понимал, что ему страшно, но отступить он не мог. Люциус принял решение, увидев Грейнджер в больничном крыле. Сейчас им не двигал долг Жизни, он слушал свое сердце, а не разум, и понимал, что если он не поможет Гермионе, то жить ему незачем.

URL
2012-11-10 в 23:01 

marsef
Через съехавшую крышу лучше видны звезды
- Жрецы пропустят вас в другой зал, и вы возьмете все необходимое. أعطت, – сказал он жрецам. Фараон поднялся с трона и прошел к саркофагу. Брезгливо поморщившись, он снял с руки мумии браслет и передал его Люциусу. Браслет – тончайшая работа ювелирных мастеров Древнего Египта; широкий обод украшен египетскими письменами; посредине - сделанный из синего золота скарабей. Он сиял, переливался в свете. От него волнами исходила магия так , что даже кончики пальцев пощипывало.

- Спасибо, - произнес Малфой надтреснутым голосом.

- Он вернется на прежнее место сразу после того, как проклятый очнется. Браслет даст необходимые силы человеку и исчезнет. فليكن طريقك*, – произнес фараон, и комнату залил золотой свет. Он не был резким и жгучим - нет, на него хотелось смотреть и ощутить на себе хоть каплю могущественной древней магии.

Через несколько секунд в погребальной комнате снова стало темно. Северус взмахнул палочкой, и под потолок взлетели светящиеся шарики. В усыпальнице кроме друзей никого не было.

- В сокровищницу? – спросил Снейп. Люциус кивнул, и со светящимися шариками над головой они прошли в соседнюю комнату.

От того что и магглы и маги вынесли из гробницы много вещей и книг, здесь еще оставалось на что посмотреть. Статуи фараона и его жены, колесницы сверкающие золотом, трости и посохи всевозможных форм, красивые резные кресла, у самого порога комнаты стоял великолепный кубок в форме цветка лотоса из полупрозрачного алебастра. Котел и половник они нашли лишь в дальнем углу комнаты. Взяв в руки котел, Люциус почувствовал, как завибрировал воздух, но сразу же все прекратилось. Люциус и Северус вышли из сокровищницы и, пройдя через усыпальницу, подошли к передней комнате, с которой и начался их путь. С левой стороны от входа в усыпальницу вела дверь в кладовую. В маленькой комнате пахло травами и благовониями, сосуды и колбочки разных форм стояли на каменных полках. По периметру раскиданы цветы и листья. Люциус и Северус стали осматривать помещение; почти у самых дверей стояла широкая чаша Осириса. Снейп наколдовал небольшую колбу с крышкой и, черпнув из чаши песка, закрыл её. Через несколько минут они нашли сосуд с водой и, как и до этого, Снейп в еще одну наколдованную колбу налил воды. В глиняном горшке они нашли плоды Баланитес, и зельевар взяв две штуки, положил в еще одну колбу.

- Всё, - произнес он.

- Тогда пошли.

Люциус и Северус вышли из гробницы и аппарировали к отелю.

________________________________________
• Фараон и его наследники почитаются как боги, а к богу принято обращаться на «ты»
• Кхопеш – оружие в Древнем Египте искусных бойцов. Ссылка: vip-zlat.ru/images/product_images/popup_images/...
• Апоп – гигантский змей, олицетворение сил зла в Древнем Египте.
• Баланитес (египетский) – растение семейства парнолисниковые, вид рода Баланитес. Из плодов его семян извлекается пряно-пахнущее масло, используемые в пищевых и лечебных целях. Его листья и сладко-горькую мякоть плодов употребляют в пищу.

с арабского «Пусть свершится путь ваш» (читается справа налево) - فليكن طريقك *
с арабского «Дозволяю» (читается справа налево) - أعطت *

URL
2012-11-10 в 23:20 

marsef
Через съехавшую крышу лучше видны звезды
Глава 8. За чертой


Предупреждение: POV Гермионы

Тьма окружает меня. Я парю в невесомости, но не чувствую себя пушинкой, скорее, куском мяса, которое пропускают через мясорубку. Болит абсолютно все: от пят до кончиков волос. Мне хочется навсегда провалиться в бездну и перейти спокойно грань миров. Я не знаю, что меня держит.

Боль пронизает меня, но ни звука не срывается с губ. Страх. Непроницаемая тьма. Боль. Я не знаю, сколько прошло времени - секунда или вечность. Здесь неважно время, – здесь безвременье, бесконечность всего и вся.

Я чувствую, что меня что-то держит в мире живых, но не могу сосредоточиться из-за боли, равномерно распространяющейся по всему телу.

***


Кто я? Почему я здесь?

Тьма. Пустота. Боль. Страх.

На периферии сознания маячит неясным огоньком смутные воспоминания о жизни, но как ни силюсь вспомнить хотя бы имена – не получается. Лишь где-то в закромах памяти вспыхивает имя – Люциус – и также стремительно гаснет.

Имя «Люциус» мне ни о чем не говорит, хотя кажется знакомым. Странно: когда я задумываюсь о своем имени, то натыкаюсь на преграды, я пытаюсь обойти их, но они как болото пытаются утянуть меня в глубины. Ломаю стены, неизвестно кем выстроенные. При каждом ударе тело охватывает боль. Хочется сдаться и утонуть в этих непроходимых болотах; хочется остановиться и погибнуть под обломками разрушенной стены.

Боль в теле доходит до такой степени, что хочется взвыть раненым зверем, убежать в темную чащу леса и спрятаться, поджав хвост. Но нельзя! Нужно идти напролом к своей цели и твердить себе, что ты сильная и у тебя все получится.

Добраться до края самой себя оказывается не простой задачей. Тело уже бьется в болевых судорогах. Сознание, словно молочная пелена, то тает, то приобретает вязкость. Я чувствую, что уже близка к своей цели. Еще совсем немного: последняя стена рушится, и на меня обрушивается поток воспоминаний. Хоровод мыслей немного притупляет боль. Я хватаюсь за первое попавшееся воспоминание; в нем маленькая девочка с растрепанными волосами сидит в кресле с книгой в руках. В дверях появляется мужчина:

– Гермиона! - вырывается из его уст, и меня сильным толчком бросает обратно во тьму.

***


Я очнулась из-за того, что меня мотало в разные стороны, как тряпичную куклу. Боль не утихала ни на секунду, но я старалась не думать о ней.

В сознании вспыхнули имена. Кажется, меня зовут Гермионой. Это хоть что-то.

Но кто такой Люциус не знала; ни одной идеи, ни одной мысли или хотя бы маленькой зацепки. Но чем больше я думала про Люциуса, тем больше метаморфоз происходило со мной. Вспыхивала боль такой силы, что хотелось кричать во всю мощь легких, но уста оставались безмолвными, а разум вопил.

Меня втянуло в какую-то воронку, и я оказалась на земле в прохладной тени дерева. Боль потихоньку отступила, но пошевелиться я так и не смогла.

Глаза распахнуты, их жжет, и такое ощущение, что они горят. Опять появляется вопрос: «Что я здесь делаю?».

Не успев найти хоть какое-то объяснение происходящему, я увидела мужчину. Бисеринки пота стекали по его лицу, а длинные белые волосы растрепались. Чем больше я смотрела на него, тем больше мне казалось, что я знала этого человека.

«Люциус» - вспыхнуло в сознании имя, и появился образ статного мужчины, с презрением в глазах и с высокоподнятым подбородком. Я недоумевала: зачем тогда здесь был этот человек, если он меня так ненавидел?

Мне надо как-то выбираться из этого состояния и из этого места, и я понимаю, что единственный человек, который мне может помочь, стоит прямо передо мной.

Он смотрит внимательно, точно приглядываясь, и протягивает руку, но ему что-то мешает. Смотрит на меня с жалостью и отчаянием. Вот только жалости мне не хватало!

Я пытаюсь сосредоточиться и произнести хоть слово, но губы не слушаются. Он смотрит мне в глаза, и я понимаю, что это мой шанс. Концентрируюсь, что есть силы, смотря в его серые глаза, и, шагнув в его сознание, упираюсь в стену. Господи! Надоело уже! За раздражением я уже не замечаю боли. Пробив стену, я упираюсь еще в одну. Сколько можно, в самом деле?! Пробивая стены одну за другой, я так устаю и отчаиваюсь, что, когда стен больше не остается, мне хватает сил лишь на два слова: «Спаси меня!».

После произнесенных слов меня скрутила такая боль, какой еще не было, будто по оголённым нервам ударили током. В каждую пору, что были на теле, вставили раскаленную иглу. Грудь стянуло обручем так, что невозможно вздохнуть.

Эта мука длилась и длилась, может, секунду, а может, несколько часов - я не знаю.

Тьма.

***


Опять темнота вокруг. Когда это прекратится? Отпустите меня! Дайте уйти!

Мне плохо, очень плохо. Сколько это будет продолжаться? Нет сил и желания жить.

Сосуд жизни все-таки дает трещину, и вся моя энергия вытекает в реку, капля за каплей. В абсолютной тишине и тьме слышно как капли ударяются о водную гладь.

Кап… Кап…

Ощущение, будто тебя затягивает куда-то, появляется снова. Надеюсь, это мой последний путь. Снова боль разрывает тело. Слишком больно, но сил противиться нет.

Я оказываюсь в какой-то лодке, привязанной к хлипкому мостику. Жизнь – это веревка; капли – моя сила. Веревка становится тоньше с каждой стекающей каплей. Эта веревка держит меня здесь, когда она оборвется, я, наконец, уйду.

Капли падают, нарушая тишину. На берегу появляется мужчина. Это снова Люциус. Зачем он опять здесь? Почему он не дает мне перейти черту? Что его и меня держит? Не дает спокойно жить ему и спокойно умереть мне?

Я устала от боли, устала от жизни, устала от отчаяния, которое с каждым ударом сердца разливается по моему телу, устала от всего, что окружает меня. Люциус смотрит на меня с отчаянием в глазах; он пытается мне помочь, я чувствую это. Моя судьба в его руках.

Сейчас его сознание для меня словно открытая книга. Хоть какая-то радость: не нужно пробивать стены, если понадобится. Я чувствую эмоции Люциуса: жалось, от которой мне становится тошно, счастье от того, что увидел меня, и уверенность в том, что он может мне помочь, а если не получиться, то сам умрет.

Боль, терзающая меня, отступает под таким напором искренних чувств Люциуса. Мне от этого становиться поистине хорошо. И пока есть просветление в моем измученном теле, я мысленно обращаюсь к нему:

- Люциус, спаси…

Мужчина исчез, а я продолжила сидеть в лодке. Странно. Я думала, меня опять засосет в ту тьму, которая окружала меня последнее время. Это вне пространства, вне времени, вне бытия. Поистине страшно, когда не знаешь: кто ты и где ты. Хотя сейчас я знаю, кто я, но мне ничего не известно о том, где я.

Лодка слегка покачивается, хотя река кажется спокойной, только рябь расходится от капель. Луна освещает берег, на котором растут деревья-великаны, ветерок слегка задевает их верхушки. Тишина. Ослепительный золотой свет заливает всю округу, а я зажмуриваюсь. Открываю глаза лишь тогда, когда снова становится темно, и только сиротливая луна смотрит с неба. На другом конце лодки напротив меня сидит юноша, весьма симпатичный, но слишком женственный, одетый в передник и сандалии.

- Кто вы? – спросила я мысленно.

- Я Тутанхамон, фараон Египетский.

- Приветствую, сын Бога Ра, - ответила я. – Ты можешь мне сказать, где я нахожусь?

- Ты в бесконечности, Гермиона. Это не жизнь и не смерть, ты на черте. Эта река – черта. Если ты умрешь, то начнется твое путешествие в царство мертвых, если нет, то вернешься к жизни. Я пришел за тобой, я поведу тебя через черту.

- Я не хочу. – Во мне проснулась тяга к жизни. – Люциус успеет, – в моем голосе была великая убежденность в правоту моих слов. – А как я здесь оказалась?

- Тебя прокляли. «Сон Анубиса» - созданное мной проклятие - использовалось лишь единожды и лично мной. Я не представляю, как кто-то отыскал формулы, расчеты, описания, и воссоединил их. Мои жрецы должны были все уничтожить, а простые выписки, занесенные в свитки, оставить у меня в гробнице. Твои друзья нашли лишь выписки, доказывающие, что жрецы выполнили приказ, но кто и почему не уничтожил расчеты, я не знаю.

Пока он говорил, я внимательно слушала. Со мной начало что-то происходить. Боль уходила, сила возвращалась, а сердце забилось быстрее. В глазах слегка помутнело, и с моих губ сорвался судорожный вздох.

Тьма.

URL
2012-11-10 в 23:24 

marsef
Через съехавшую крышу лучше видны звезды
Глава 9. Возвращение



Аппарировав к гостинице, мужчины поднялись в свои номера, чтобы собраться. Через полчаса они встретились в холле и, выписавшись из номеров, порталом отправились домой.

Люциус и Северус появились в Уилтшире рядом с воротами Малфой-мэнора. На небе сияли звезды, тонкий полумесяц выглядывал из-за мимо проплывающих туч; лицо обдувал теплый июньский ветер. В тишине слышно, как колышутся зеленые листочки деревьев, а в траве стрекочут цикады.

- Зельем займемся с утра, - тихо произнес Люциус уставшим голосом. Эта ночь сильно повлияла на него. Сейчас он чувствовал себя немного растерянным и даже неуверенным. Мысли роились в голове, как стая пчел, мешая сосредоточиться на чем-то одном. – Можешь ночевать у меня. Какая комната, ты знаешь. А сейчас лучше идти спать.

- Отлично, - сказал Северус. Он почти не слушал Люциуса, а думал лишь о зелье, которое предстоит приготовить. Сам состав и способ приготовления был не сложным, но Снейп чувствовал, что все не просто, как кажется на первый взгляд.

Мужчины, пройдя в дом, поднялись на второй этаж и разошлись по комнатам.


***


Гарри, как и на протяжении нескольких месяцев, пришел в больницу проведать Гермиону.

Поттеру казалось, что с каждым днем его подруга выглядела все хуже: впалые щеки на бледном лице и фиолетовые круги под безжизненно-открытыми глазами, смотрящими в потолок - она была похожа на инфернала. Гарри это пугало. Он надеялся, что мистер Малфой поможет; вся надежда оставалась на него.

Целитель Роши постоянно заходил в палату, пока Гарри был там. Одинаковые вопросы и ответы давили на Поттера.

… состояние стабильно…

… никаких изменений…

… мы делаем, что можем…

… можете остаться…


Как никаких изменений? Ведь он, Гарри, видит, что Гермионе с каждым днем становится все хуже, что она умирает. Поттер не хотел её терять.

У него, кроме Джинни, осталась только она: его лучшая подруга, верная соратница, умная и смелая девочка, которая из года в год спасала его жизнь, помогала, чем могла. Но сейчас он не может ей помочь, и это угнетало, он чувствовал себя абсолютно беспомощным.

Рон вообще забыл про Гермиону и почти про неё не спрашивает. Его захватила любовная лихорадка с Лавандой Браун. До подруги у него нет дел. Гарри это неимоверно раздражало, но ему надоело ссориться с Уизли, поэтому в больницу он ходил один.

Вот и сегодня, сидя в палате рядом с Гермионой, Поттер отдыхал от всего мира, от Уизли, от журналистов, которые вконец достали, от Министерства - ото всех. Только здесь, в тишине палаты, рядом с подругой, он чувствовал себя лучше.

- Мистер Малфой поможет, Гермиона, обязательно, - прошептал Гарри, и вздрогнул, когда рука подруги дернулась, а с губ сорвался стон полный боли. Поттер соскочил с кровати и кинулся в коридор.

- Кто-нибудь! Сюда! Быстрее! – кричал Гарри.

- Что случилось, мистер Поттер? – из кабинета вышел целитель.

- Там… Гермиона… - юноша не мог связать предложение и, махнув рукой, кинулся обратно в палату. Целитель вошел следом.

На кровати все также лежала подруга с бледным лицом и открытыми глазами.

- Мистер Поттер, в чем дело? – спросил Роши.

Гарри стоял, как столб, посреди палаты и смотрел на Гермиону. Он знал, что ему не показалось.

- Целитель, сейчас Гермиона застонала и дернулась, что с ней?

Колдоврач подошел к Грейнджер и, достав палочку, начал проводить диагностику. Гарри стоял сзади, стараясь не мешать и, не отрывая взгляда, смотрел то на подругу, то на целителя. Ему стало страшно, когда Роши повернулся к нему с серым лицом и испариной на лбу.

- Что? – почти шепотом спросил Гарри.

- Мистер Поттер, она … она умирает, - еле выговорил Доминик, - я смогу продержать её два – три дня, не больше. И поможет ей только чудо.

- Нет… нет… не может быть! – Гарри не мог поверить. – Этого просто не может быть!

Поттер выбежал из палаты. Бегом спустившись вниз, он вышел из больницы и аппарировал в Уилтшир.

Слезы стекали по щекам. Гарри сел на землю. Его сейчас ничего не волновало, кроме того, что его подруга умирает. Он до сих пор отказывался в это верить.

Солнце светило, на небе проплывали белые облака, ветер играл с листвой деревьев. Так было, есть и будет из года в год, из века в век. Все останется таким же, если умрет Гермиона. Река будет бежать дальше, омывая берега и камни, деревья будут расти, а солнце светить, только важного для Гарри человека уже не будет.

Юноша просидел, словно истукан, на земле больше получаса. Двигаться не хотелось, да, что говорить, даже жить не хотелось, но он встал и пошел к воротам Малфой-мэнора.
Ворота открыл домовик:

- Что изволите, сэр?

- Я хотел бы увидеть мистера Малфоя, - ответил Гарри.

- Пройдемте, он в библиотеке.

Гарри шел, ничего вокруг не замечая, из мыслей его вывел голос домовика.

- Хозяин Драко, к вам пришли, - пропищал эльф и с хлопком исчез.

- Поттер? – скривился юноша, когда увидел Гарри. – Чем обязан?

- Малфой? – удивился герой, но потом понял, что он попросил просто мистера Малфоя, не уточнив какого именно старшего или младшего. – Где твой отец?

- Уехал.

- Куда? – уже ничего не понимая, спросил Гарри.

- В Египет, вместе с профессором Снейпом, по делам, - ответил Драко.

- Как? – прошептал он. Поттер чувствовал себя брошенным и каким-то потерянным.

- Что с тобой? – спросил Малфой, замечая, как бывший враг сильно побледнел и покачнулся.

- Ничего, все нормально, - прошептал он. Горло сдавило тисками, глаза защипало от накопившихся слез. Гарри сел на ближайшее кресло и закрыл лицо руками. Вся его поза выдавала глубокое отчаяние.

Сначала Малфой хотел съязвить, но когда увидел, что у Поттера задрожали плечи, он впал в ступор.

- Поттер, ты чего?

- Гермиона умирает, а твой отец куда-то пропал, - прошептал Гарри и поднял голову. Зеленые глаза за стеклами очков блестели, а на щеках прочертили дорожки слез.

- Шимми, - позвал Малфой, - успокоительное.

Через секунду у Драко в руке уже было зелье.

– На, выпей.

Поттер бездумно взял пузырек и проглотил его содержимое одним махом. Через несколько минут тело Гарри расслабилось, и он откинулся на спинку кресла.

- Спасибо.

- Да не за что. Что с Грейнджер? – спросил Драко.

- Ей осталось два-три дня, - тихо произнес Гарри, боясь, что если он скажет громко, то именно так и будет.

Драко не знал, что сказать. Он с Грейнджер не дружил, да и с Поттером только пару раз нормально разговаривал, но внутри зарождалось противное чувство жалости к части Золотого трио.

- Мой отец обещал помочь – значит, поможет, - уверено произнес Драко. Вера в отца была непоколебима, чтобы тот не делал и какие бы решения не принимал.

- Я на это очень надеюсь.

Юноши сидели молча, каждый думал о своем. Поттер о том, как быть и как жить дальше, если Гермионы не будет, попутно уговаривая себя, что хоронить подругу рано, и может Люциус Малфой все-таки найдет решение и поможет. Драко думал о том, что жизнь все-таки странная штука. Кто бы мог подумать, что он, Малфой, будет сидеть в библиотеки своего дома напротив Поттера и жалеть его.

Неизвестно сколько бы прошло еще времени, но прервал невеселые думы юношей домовик, появившийся сказать, что ужин готов.

- Отужинаешь со мной? – спросил Драко.

Гарри кивнул, и они с Малфоем прошли в столовую, где уже был накрыт стол. Ужинали молча. Гарри от переживаний чуть ли не засыпал над тарелкой, да еще успокоительное было со снотворным эффектом.

- Поттер, если хочешь спать, можешь занять одну из гостевых комнат. Выспишься, а завтра, если отец приедет, поговоришь с ним.

Гарри недолго подумал и кивнул. В Нору идти не хотелось, видеть кого-то, а тем более Рона, тоже.

- Тогда пойдем, - сказал Драко, поднимаясь из-за стола.
Юноши поднялись на второй этаж. Драко открыл дверь в комнату, впуская Поттера.

- Устраивайся, если что, позовешь домовика.

Гарри кивнул, а когда Малфой вышел, упал, не раздеваясь, на кровать, и как только голова коснулась подушки, он уснул.

***


Люциус проснулся в семь утра и, сходив в ванну, прошел в столовую. Домовики подали завтрак. Как только Люциус сел за стол, в зал вошел Северус.

- Доброе утро, - поздоровался он.

- Доброе, - ответил Малфой.

Через несколько секунд появился домовик и протянул хозяину письмо. Люциус развернул свиток и стал читать. По мере прочтения его лицо побледнело. Он протянул письмо Северусу.



«Лорд Малфой,

Вы просили меня писать Вам, если в состоянии мисс Гермионы Грейнджер будут изменения.

Спешу сообщить Вам, что сегодня состояние мисс Грейнджер ухудшилось. По проведению диагностики, было выявлены нарушения работы головного мозга и внутренних органов, появившиеся по непонятной мне причине.

Я, как целитель, могу продержать её в коме еще два-три дня, по истечении которых она умрет.

Если Вы нашли контрзаклятие, прошу поторопиться.

С уважением, целитель Роши.»

URL
2012-11-10 в 23:24 

marsef
Через съехавшую крышу лучше видны звезды
- Надо срочно начинать готовить зелье, - сказал Снейп и встал из-за стола.

- Я в больницу, за кровью, - ответил Люциус.

Малфой вышел из замка и аппарировал к св. Мунго. В холле, даже в такое раннее время, толпилось множество людей: кто с чайником вместо головы, кто в перьях, у кого вместо рук лианы, кто-то покрыт синими пятнами. Люциус поспешил пройти мимо, брезгливо думая, что магов-идиотов слишком много.

Поднявшись на третий этаж, Люциус прошел в кабинет целителя.

- О, мистер Малфой, здравствуйте. Я думал, что вы вчера придете.

- Вчера?

- Да, когда я отправил вам письмо, думал вы придете сразу.

- У меня были дела. Как состояние мисс Грейнджер?

- Пройдемте в палату, - предложил целитель, и они с Люциусом покинули кабинет.

В палате Гермионы почти ничего не изменилось, только по бокам от кровати в воздухе висели прозрачные шары.

- Мистер Малфой, состояние мисс Грейнджер крайне тяжелое. Вчера, когда мистер Поттер был здесь, её состояние резко ухудшилось без видимых на то причин, - говорил целитель.

В это время Люциус подошел к кровати. Почти земельного цвета лицо, фиолетовые круги под тусклыми карими глазами, впалые щеки. Острые плечи выскользнули из-под одеяла. Да, всего за несколько дней, что Малфой её не видел, она претерпела серьезные изменения.

– Мы поддерживаем её состояние с помощью кислородных шаров – разработка магглов – искусственная вентиляция легких, мы позаимствовали у них и изменили с помощью магии. В одном шаре – кислород для улучшения кровообращения и дыхательной функции, в другом – зелья для поддержания жизнедеятельности внутренних органов. Вы что-нибудь узнали о проклятии?

- Да. Сейчас мы варим зелье и мне нужна кровь мисс Грейнджер.

- Кровь? Но ведь запрещено использовать кровь без разрешения волшебника в зельях. Вам, как чистокровному волшебнику, должно быть об этом известно.

- Я все прекрасно знаю, но я знаю так же и то, что если мы не успеем провести обряд, мисс Грейнджер умрет.

- Хорошо. Надеюсь, все будет в порядке.

Целитель подошел к кровати и, взяв руку Гермионы, направил палочку на сгиб локтя и прошептал заклятие. Капли крови выступили из вены, и врач, быстро наколдовав пробирку, наполнил её немного.

- Столько хватит?

- Вполне.

Люциус взял пробирку.

- Нужно продержать мисс Грейнджер два дня, – сказал он и вышел из палаты.

***


После того, как Малфой вышел из замка, Северус поднялся в комнату за котлом и ингредиентами и, выйдя в коридор, натолкнулся на Гарри.

- Поттер? Что вы здесь делаете?

- О, профессор Снейп! Я вас так давно искал! Это на счет Гермионы, она…

- Я знаю, что с ней, - перебил его зельевар.

- А где мистер Малфой?

- В больнице, - ответил Снейп и пошел дальше по коридору, у него не было времени на пустые разговоры с Поттером.

Северус открыл железную дверь и окинул критическим взглядом лабораторию: чистый длинный стол стоял посреди залы, два кресла у стены между стеллажей, свечи парили под потолком, освещая пространство, вдоль стен стояли стеллажи с пустыми колбами и пробирками, травами, порошками и жидкостями, готовыми зельями, подписанными аккуратными подчерком. У другой стены стоял стеллаж с книгами древних мастеров.

Снейп подошел к столу и достал из карманов колбы, увеличил их, затем поставил котел на огонь и налил священной воды Нила. Посмотрел на часы и засек время. Первая стадия будет готова через четыре часа.

Зельевар подошел к стеллажу с книгами и, выбрав, что почитать, сел на кресло. Прошло не так много времени, когда в лабораторию зашел Люциус.

- Взял кровь? – спросил Снейп, отложив книгу.

- Да. Ты представь, этот целитель хотел мне прочитать лекцию насчет применения крови в зельях, - усмехнулся Люциус, достав из кармана мантии пробирку с кровью, и поставил на стол рядом с другими ингредиентами.

- Он же целитель, - также усмехнулся Снейп. – Что в твоем доме делает Поттер?

- Поттер? – приподнял бровь Люциус. – Не знаю. Ты останешься здесь следить за процессом, или пойдем наверх?

- Я здесь останусь, ты можешь идти.

Люциус кивнул и вышел из лаборатории. Зайдя в столовую, он увидел Гарри и Драко, сидящих за столом и поглощающих завтрак.

- Доброе утро, молодые люди, - поздоровался Малфой и, сев за стол, налил себе кофе.

- Доброе утро, мистер Малфой, - ответил на приветствие Гарри.

- Доброе, отец, - кивнул Драко.

- Мистер Мафлой, Гермиона …

- Я все знаю, мистер Поттер. Мы с Северусом уже готовим зелье, которое через два дня будет готово. Мы проведем обряд и будем надеяться, что все пройдет успешно.

- Хорошо, надеюсь, Гермиона выберется.

***


Северус до сих пор сидел в лаборатории. Прошло уже двенадцать часов, а он только раз выходил из помещения.
Когда пришло время добавлять последний ингредиент, в лабораторию пришел Люциус.

- Как продвигаются дела?

- Хорошо. Сейчас нужно добавить кровь.

Как только капля крови попала в котел, лабораторию озарило золотым свечением. Люциус открыл глаза и увидел, что Северус лежит на полу, а над котлом распустился в голубой дымке цветок лотоса. От него исходила тихая приятная мелодия. Очарованный красотой цветка и приятной мелодией, Малфой подошел к котлу и прислушался. Через секунду мелодия прекратилась, и появился тихий голос, почти шепот:

-Ты готов, - шептал он, - ты поможешь ей. Она ждет…

Опять вспышка света, и Северус очнулся.

- Что случилось? – вскочил Северус и рванул к котлу. Зелье кипело, и ничто не выдавало того, что сейчас произошло.

- Ничего, - ответил Люциус, все также стоя и смотря на котел. – Все нормально. Я пойду.

Снейп ничего не сказал другу и вернулся обратно к котлу.

Через четыре часа, когда зелье было готово, Северус взял половник и стал мешать, как и было сказано фараоном, двадцать два раза в обе стороны. Северус оставил зелье настаиваться и вышел из лаборатории.

***


Поттер три дня жил в Малфой-мэноре. В Нору он отправил письмо, что его некоторое время не будет. С Драко, пока Гарри жил у них, он общался нормально, иногда они язвили, но это, скорее, по привычке. Поттер исследовал дом и прилегающую территорию. Библиотека была великолепна. Гарри подумал, что Гермионе она, безусловно, понравилась бы.

Когда все сидели за завтраком, Северус зашел в столовую и сказал, что зелье готово. Мужчины спустились в лабораторию. В котле почти на самом дне было зелье: прозрачное, как слеза, оно отражало блики свечей. Когда Северус перелил его в пробирку, то понюхал: зелье не обладало никаким запахом.

- Все готово. Отправляемся. Ты взял браслет?

- Да.

Когда мужчины поднялись на первый этаж, к ним подошел Поттер.

- Мистер Малфой, профессор Снейп, можно мне пойти с вами?

- Нет, Гарри, лучше завтра навести мисс Грейнджер, - ответил Люциус.

Поттер опустил голову. Он понимал, что Малфою и Снейпу необходимо провести ритуал и лучше им не мешать, но Гарри так переживал за Гермиону, что все-таки решил спросить, но получил отказ.

На удивление ему нравилось в Малфой-мэноре. Можно было сказать, что они с Драко подружились. Тот все-таки не был таким засранцем, каким казался в школе. С ним было интересно. Они гоняли на метле, сидели в библиотеке и гуляли по ночам. Если бы ему сказали пару лет назад, что он будет с Малфоями в нормальных отношениях, он бы проклял того наглеца не задумываясь. Но жизнь сложилась так, что свела непримиримых врагов.

***


Северус и Люциус зашли в палату, выгнав целителя Роши, который там был. Гермиона за два дня еще больше изменилось. Она стала похожа на скелет: кожа почти серая, синяки под глазами, в глаза даже было страшно смотреть, у мертвых людей, которых за свою жизнь видели и Люциус и Северус, никогда не было такого выражения.

Люциус встал с правой стороны от Гермионы и надел браслет на руку так, чтобы голова скарабея смотрела на лицо девушки. Затем взял из рук Северуса пробирку с зельем.
Люциуса немного потряхивало, но он, как и говорил фараон, очистил сознание и, сделав глубокий вдох, собрался и, приоткрыв рот девушке, влил зелье.

Сначала ничего не происходило, но через минуту в сознании Люциуса зазвучала та мелодия, которая появилась над котлом. И вновь тихий голос:

- Люциус…

- Да?

- Ты мне поможешь?

- Обязательно, Гермиона…

Малфой собрал все свое мужество, все свои чувства и эмоции, и молил, чтобы все у него получилось.

Неизвестно сколько прошло времени - час или минута - но Гермиона сделала судорожный вздох, как будто её душили, а когда отпустили, она попыталась вздохнуть и насытиться кислородом. Зрачок расширился, и она моргнула. Открыла глаза и, посмотрев на Люциуса, слегка улыбнулась.

URL
2012-11-10 в 23:26 

marsef
Через съехавшую крышу лучше видны звезды
Глава 10. Конец или только начало?



После того, как ушли профессор Снейп и мистер Малфой, Гарри остался стоять в холле. Сейчас он молился всем богам, чтобы Гермиона выжила.

- Поттер, хватит стоять столбом, - сказал Драко, заходя в холл, - пойдем на улицу, проветримся.

Гарри страдальчески на него посмотрел, но послушался и вышел вслед за блондином.

На улице стояла отличная погода: сияло солнце, белые облака причудливых форм плыли по синему небу. Сад Малфой-мэнора утопал в зелени; вековые деревья тянулись ввысь, пытаясь достать небо; розовые ухоженные кусты различных сортов росли в строго определенном порядке, установленном каким-то предком Малфоя. В дальнем конце сада рос живой лабиринт.

Юноши зашли в лабиринт и не спеша двинулись по проходу. Оба молчали. Гарри мыслями был в больнице, рядом со своей подругой. Драко понимал, что Поттер сейчас не в состоянии на внятный разговор, шел молча, не отвлекая того от дум.

Середина лабиринта оказалась круглой. Белоснежный фонтан, занимающий центр, с кристально – чистой водой; три скамейки, стоящие по периметру, и парящие в воздухе фонарики.

Юноши сели на одну из скамеек и смотрели как из пастей вырезанных скульптур магических существ стекает вода, зависает в воздухе, и, чуть меняя направление, по спирали спускается в фонтан.

- Все будет в порядке, Поттер, - уверено сказал юноша, повернувшись в сторону брюнета.

- Я на это надеюсь, - тихо ответил Гарри. – И надеюсь, что мистер Малфой и Снейп помогут Гермионе.

За это время, проведенное с Поттером в Малфой-мэноре, Драко проникся уважением к Гарри. Он даже в чем-то ему завидовал. О Малфое никто так не беспокоился, кроме родителей.
Настоящих друзей в Слизерине не было, лишь сообщники, ну или в случае Блейза – товарищи.

Драко всегда завидовал Золотому трио. В их круге было все: любовь, уважение, понимание, поддержка. В Хогвардсе они были семьей – своей маленькой семьей в большом Гриффиндоре. В принципе, львиный факультет сам по себе уникальный, он отличается от всех домов, тем более от Слизерина, в котором в основном одиночки, редко объединяющиеся в группы. Недавним исключением стал Том Риддл. Хотя этот, с позволения сказать, человек сильно отличился, причем везде, где только можно.

У Драко же всегда был узкий круг товарищей, причем только тех, с кем он общался с самого детства, в угоду родителям. Кребб, Гойл, Паркинсон и Забини – это его товарищи.

Малфой никогда и ни с кем не мог поговорить о наболевшем, поделиться переживаниями. Все свои проблемы он прятал глубоко в душе. И, видя как гриффиндорская троица радуется жизни, постоянно о чем-то шепчется, он выплескивал свое раздражение на них, изводя придирками и оскорблениями.

Кстати, а почему только Поттер переживает о здоровье Грейнджер?

- Поттер, а что Уизли забыл о своей подруге?

- Да.

- То есть? – не понял Драко.

- То и есть. Он только несколько раз ходил в больницу, когда я почти каждый день там находился. Рон сказал, зачем тратить время, если Гермиона все-равно об этом не узнает, - явно передразнивая рыжего, произнес Поттер. – Ему вообще наплевать на неё, - в голосе мальчика-который-выжил появилась обида.

- Почему? – Драко ни как не мог понять, почему Уизли так поступил. Будь у него такая подруга, он не оставил бы её одну.

- Сейчас он развлекается с Браун, дышит полной грудью и живет в свое удовольствие. Во время войны его семья не пострадала, беспокоиться не о чем. Сейчас почует на лаврах героя. – Гарри как-то странно ухмыльнулся, явно подумав о чем-то своем.

«Да… - задумался Драко, - вот тебе и друг. Хотя Уизли всегда был эгоистом»

- Ясно, - уже вслух произнес Малфой.

Но тут Гарри дернулся и схватился за грудь в районе сердца, чуть не упав со скамейки. Драко схватил его за плечо, предотвращая падение.

- Гарри, что с тобой? – всерьез обеспокоился блондин.

- Гермиона очнулась, - ответил он.

***


- Здравствуйте, мисс Грейнджер, - чуть охрипшим голосом произнес Люциус.

- Здравствуйте, - шепотом ответила девушка.

- Как вы себя чувствуете? – спросил Снейп.

- Ужасно.

- Я позову целителя. – Северус вышел из палаты, оставив Люциуса и Гермиону одних.

- Спасибо, - произнесла девушка, так и не подняв взгляд на мужчину.

- И вам. – Люциус совершенно растерялся, не зная, что сказать Грейнджер. Он подумал, что с ним такое впервые.

- Мистер Малфой, я…

- О, мисс Грейнджер, вы, наконец-то, очнулись! – воскликнул целитель Роши, заходя в палату. Никто не заметил вспышку злости в глазах Гермионы.

- Спасибо, мистер Малфой, за помощь. А сейчас мне нужно её осмотреть.

- Хорошо, - кивнул мужчина и вышел.

Целитель Роши достал палочку, но вдруг остановился.

- С вами все в порядке, мисс Грейнджер, - заторможенным голосом сказал колдоврач.

- Я знаю. Пошел прочь, - властным голосом произнесла Гермиона. Мужчина поклонился и вышел из палаты.

- Замечательно, - шепотом сказала девушка и закрыла глаза.

***


- Не хочешь выпить? – спросил Люциус.

- Можно, - ответил Снейп.

Мужчины, выйдя на улицу из больницы, аппарировали в Малфой-мэнор. Зайдя в холл, они увидели взволнованного Поттера и не на шутку обеспокоенного Драко.

- Что случилось?

- Мистер Малфой, как Гермиона? Она очнулась? – спросил Гарри.

- Да, все в порядке мистер Поттер, мисс Грейнджер осматривает целитель, и сейчас она, наверное, отдыхает, так что проведайте её лучше завтра. А сейчас простите, нам с Северусом нужно отдохнуть. – Люциус кивнул юношам, и они со Снейпом прошли дальше по коридору.

- Теперь ты успокоился? – спросил Драко.

- Нет, пока её не увижу. Сейчас мне нужно побыть одному, извини Драко, - ответил Гарри и, выйдя из дома, направился в лабиринт. Там тишина и покой, который так был ему необходим.

Сев на скамейку, он достал из кармана рубашки простую маггловскую фотокарточку. Изображение неподвижной Гермионы, смотрящей на голубое небо, навевало неопределенную тоску. Эта фотография, словно вырванный из жизни миг, украденное у судьбы мгновение, неподвижность в своем величии.

Гарри долго смотрел на фотографию, вспоминая школьные годы, совместные приключения. Невольная улыбка появилась на его лице. Гарри отложил фото на скамейку и посмотрел на небо. Да, все будет хорошо.

- Поттер, ты здесь?! – крик вырвал юношу из воспоминаний.

- Что случилось, Драко?

- У меня мать приехала с плохими новостями.

***


- Авада Кедавра! – зеленая вспышка проклятия пронеслась рядом с плечом женщины и попала в полку над камином.

- Донато, в Малфой-мэнор! – Мужчина кинул летучий порошок в камин и, схватив женщину, исчез в зеленом пламени.

Через некоторое время Нарцисса с мужчиной вывалились из камина на ковер, и перед ними появился домовик.

- Хозяйка Нарцисса, - пропищало существо.

- Где Люциус? – спросила женщина, с помощью мужчины поднимаясь с пола.

- В кабинете, с сэром Северусом.

- Пойдем, - позвала Нарцисса мужчину. – Заблокируй камины, – отдала распоряжение домовику.

Поднявшись на второй этаж, Нарцисса уверено зашла в кабинет своего бывшего мужа. Северус и Люциус сидели в креслах у камина со стаканами и тихо разговаривали. Когда дверь открылась, они повернули головы, замечая входящих.

- Нарцисса? – удивленно произнес Малфой. – Что ты тут делаешь?

- Люциус, у нас проблемы. А где сын? Его тоже нужно предупредить.

- Шимми, позови Драко, - позвав домовика, приказал Люциус.

- Ты нас не представишь? – поинтересовался Малфой, смотря на мужчину, стоящего позади Нарциссы.

- Ах, да, прости. Это Донато Гиордано, известный адвокат в Италии, - произнесла женщина, указывая на высокого загорелого мужчину. Черные волосы небрежно растрёпаны, а голубые глаза заинтересовано смотрели на мужчин. – Это Люциус Малфой – мой бывший муж, и Северус Снейп – друг семьи. А это мой сын Драко Малфой, - указала Нарцисса на входящего в кабинет юношу.

- Очень приятно, - на английском с легким акцентом сказал Донато, протягивая руку для приветствия. Все познакомились и удобно расположились в креслах и на стульях.

- В чем дело, Нарцисса?

- Люциус, на нас только что напали Пожиратели, - женщина произнесла это таким голосом, словно нападения это само собой разумеющееся, но глаза выдавали её страх.

- Кто это был? – спросил Снейп.

- Долохов, Сивый и Яксли.

- Ясно. Яксли знал, где находится имение в Милане, но побоялся нападать на Малфой-мэнор. Но это упущение Пожиратели Смерти скоро исправят, - сказал Люциус.

- Я за Поттером, - Драко встал и вышел из кабинета.

- За Поттером? – удивилась Нарцисса.

- Да, он пока живет у нас.

- Ты удивляешь меня, Люциус, - с ухмылкой произнесла женщина.

Пока ждали юношей, Нарцисса рассказывала, как устроилась в имении, как прожила эти месяцы, но ни словом не обмолвилась, как познакомилась с Гиордано.

Когда пришел Поттер, Люциус поведал кратко, в чем обстоят дела. Гарри выслушал и, сказав: «Я в Министерство», вышел.

Приблизительно через час он вернулся с прескверным настроением.

- Что еще случилось, Поттер? – язвительно спросил Снейп.

- Из Азкабана сбежало пять человек. Те трое и Кребб с Гойлом.

- Кребб и Гойл неопасны, тем более нет предводителя, чтобы указывать им, что делать, а вот эта троица может принести проблем.

- Да… - протянул Малфой. – Оставайтесь здесь, пока все не уляжется, - предложил Люциус бывшей жене и её новому «другу».

Нарцисса кивнула и, встав с кресла, позвала Донато, вышла из кабинета. Следом вышли Драко и Гарри.

- Начинается, - сказал Люциус Северусу.

- Да.

***

URL
2012-11-10 в 23:26 

marsef
Через съехавшую крышу лучше видны звезды
Гарри еле дотерпел до утра. Переживания за Гермиону, за сбежавших Пожирателей, мешали ему спать. Только казалось, что все в порядке, как тут появились последователи Волдеморта. Конечно, Кингсли, как действующий министр, сделает все возможное по поимке преступников, все равно нужно быть осторожными.

Встав, Гарри сходил в ванну и сразу отправился в больницу.

Зайдя в палату Гермионы, он увидел, что та не спит, а смотрит задумчиво в окно.

- Привет.

- Привет, Гарри.

Поттер не выдержал и, подбежав к подруге, заключил в крепкие объятия.

- Наконец-то все кончено, - прошептал на ухо Гермионе Гарри.

- Все только начинается, - еще тише сказала девушка. Её глаза заволокло черной пеленой, что даже белка стало не видно, но через несколько секунд все прошло.


Конец первой части




URL
   

on/off

главная